Азия

Китай

       Содержание:

Экономика Китая

Экономическое развитие Китая до революции тормозилось отсталыми производственными отношениями и зависимостью от иностранного капитала. В дерев­не, испытывавшей феодально-ростовщи­ческую эксплуатацию и опутанной об­щинно-родовыми пережитками, преоб­ладало мелкое, основанное на примитив­ных орудиях труда, полунатуральное хозяйство. В условиях сильной перена­селенности массовое обезземеливание, обнищание, голод и изнурительный труд были уделом подавляющего большинст­ва китайских крестьян.

Основные отрасли промышленности, железные дороги, финансы, внешняя тор­говля контролировались иностранными монополиями и бюрократическим капи­талом. Продукция фабрично-заводских предприятий составляла незначительную часть валового производства промышленности и сельского хозяйства. Осо­бенно отставало производство средств производства. Подавляющее большин­ство промышленных предприятий было оснащено примитивным оборудованием.

Размещение промышленности отлича­лось крайней неравномерностью: боль­шая ее часть концентрировалась в порто­вых городах на востоке страны. Около 60% всех промышленных предприятий приходилось только на два города — Шанхай и Тяньцзинь. Промышленность приморских районов была ориентирована на импортное сырье и оборудование. В то же время минеральное и сельскохозяй­ственное сырье из внутренних районов шло на экспорт. Формированию единого внутреннего рынка препятствовали также политическая раздробленность и неразви­тость транспорта.

После образования КНР началось вос­становление, а зачастую и создание за­ново отраслей хозяйства, сильно постра­давшего во время войны с империали­стической Японией и в гражданскую вой­ну. Предприятия, конфискованные у бю­рократического капитала, составили ос­нову государственного сектора в народ­ном хозяйстве. В руках государства были сосредоточены банки, железные дороги, воздушный транспорт, телеграфная и ра­диосвязь, подавляющая часть тяжелой и большая часть легкой промышленно­сти.

В деревне были ликвидированы фе­одальные отношения. Помещичья земля вместе с постройками и инвентарем без­возмездно перешла в собственность тру­дового крестьянства.

Успешно осуществив демократические социально-экономические преобразова­ния и восстановив народное хозяйство, китайский народ приступил к решению более сложных задач. В 1953 г. была выдвинута генеральная линия КПК на пе­реходный период, предусматривавшая постепенное проведение социалистиче­ской индустриализации страны и социа­листических преобразований сельского хозяйства, кустарной и частнокапиталистической промышленности и торговли. Основные задачи переходного периода намечалось решить в течение трех пяти­леток.

Важнейшим шагом на пути реализа­ции этих задач явилась первая пятилетка (1953—1957 гг.), в течение которой с помощью СССР и других социалистических стран в основном было завершено социалисти­ческое преобразование капиталистиче­ского хозяйства, осуществлено кооперирование мелкотоварного хозяйства го­рода и деревни. В 1957 г. доля государст­венного и кооперативного секторов в создании национального дохода соста­вила 89%.

Большие успехи были достигнуты в развитии народного хозяйства, заметно повысился жизненный уровень трудя­щихся. Объем национального дохода за пятилетие увеличился примерно в 1,5 раза, валовая продукция промышлен­ности возросла более чем в 2 раза, а сель­ского хозяйства — почти на 25%. При этом среднегодовые темпы прироста промышленного производства составили 18%, а сельскохозяйственного — 4,5%. Реальная заработная плата рабочих и слу­жащих в 1957 г. по сравнению с 1952 г. повысилась на 30,8%, доходы крестьян возросли на 28%.

Одновременно с количественным ро­стом в экономике страны произошли глубокие качественные изменения: под­нялся удельный вес промышленности в создании национального дохода, возро­сла доля современной промышленности и сельского хозяйства, увеличилось производство средств производства, повыси­лась производительность труда в про­мышленности.

За пятилетку значительно вырос объем производства важнейших видов промышленной продукции: угля, стали, электроэнергии, химических удобрений, цемента. Были созданы такие новые для Китая отрасли современной промышлен­ности, как автомобиле- и тракторостро­ение, освоено производство электрогене­раторов мощностью 6—12 тыс. кВт, не­которых видов металлургического и гор­ного оборудования, ряда цветных метал­лов, новых видов химической продукции и т. д.

Большую помощь в развитии промыш­ленности Китаю в этот период оказали Советский Союз и другие социалистиче­ские страны.  С помощью Советского Союза строились промышленные пред­приятия, в том числе основные цехи Аньшаньского металлургического комбина­та, Чанчуньский автомобильный завод, тракторный завод в Лояне, инструмен­тальный завод в Харбине, ряд крупных угольных шахт, электростанций, химиче­ских заводов. К концу пятилетки на долю предприятий, построенных или рекон­струированных при участии СССР, при­ходилась половина производимых стра­ной угля и стали. Советские специалисты готовили квалифицированные кадры для самых различных отраслей народного хо­зяйства Китая. ГДР помогала Китаю в сооружении заводов по производству це­мента, оптического стекла, бумаги, хими­ческих продуктов и удобрений, тканей из синтетического волокна, электротех­нического оборудования. Чехословакия участвовала в строительстве электро­станций, завода азотных удобрений в Сычуани, сахарного завода в Гуанчжоу.

Польским оборудованием были оснаще­ны сахарные заводы в Цзямусы и Гирине, угольные шахты и другие предпри­ятия. С помощью Венгрии построены трубопрокатный завод, ТЭЦ, кислород­ные и холодильные установки.

В целом годы первой пятилетки ознаме­новались крупнейшим в истории Китая прогрессом во всех областях жизни. За этот период в стране были созданы не­обходимые условия для дальнейшего по­ступательного развития страны по пути строительства социализма.

В 1956 г. VIII съезд Коммунистической партии Китая принял директивы по 2-му пятилетнему плану. Эти директивы бази­ровались на реальных достижениях первой пятилетки и намечали дальней­шее сбалансированное развитие народ­ного хозяйства.

Но полтора года спустя, в мае 1958 г., на второй сессии VIII съезда КПК 2-й пятилетний план был фактически аннули­рован, а вместо него выдвинут фантасти­ческий, волюнтаристский проект, по которому объем валовой продукции народного хозяйства за пятилетие (1958—1962 гг.) должен был возрасти не на 3/4, как предусматривалось директи­вами, а почти в 5 раз, в том числе произ­водство стали — в 15 — 18 раз, алюми­ния — в 33, энергетического оборудова­ния — более чем в 20 раз. Это была полу­чившая печальную известность в Китае и за рубежом политика «большого скачка».

В промышленности главный упор был сделан на черную металлургию. Одновре­менно строилось более 100 крупных и средних металлургических предприятий, повсеместно создавались мелкие домницы и примитивные сталеплавильные печи, число которых достигло 2 млн. Но малые печи выпускали низкокачествен­ную и очень дорогую продукцию. Массо­вая кампания за «малую металлургию» отвлекла миллионы людей от производительного труда в других отраслях эконо­мики, вызвала огромную перегрузку в работе транспорта, привела к обострению старых и возникновению новых внутри­отраслевых и межотраслевых диспропор­ций.

Успешное осуществление «большого скачка» по замыслу китайских руководи­телей должна была обеспечить новая форма социальной организации китай­ского общества — народная коммуна. По первоначальным планам создание народ­ных коммун предусматривалось как в городе, так и в деревне. Однако если в городе  попытки насаждения народных коммун провалились уже на стадии экспе­римента, то деревня была «коммунизирована» в рекордно короткие сроки. В тече­ние августа — сентября 1958 г. «коммунизацией» было охвачено 98% крестьянских дворов. В конечном счете 740 тыс. сель­скохозяйственных производственных ко­оперативов было превращено в 26 тыс. народных коммун.

Народные коммуны создавались как замкнутые административно-хозяйст­венные единицы, «в которых всесторон­не развиваются земледелие, лесоводство, животноводство, подсобное хозяйство и рыболовство, сочетаются друг с дру­гом промышленность, сельское хозяй­ство, торговля, просвещение и военное дело».

Образование народных коммун серьез­но тормозило процесс расширения и углу­бления территориального разделения тру­да в сельском хозяйстве. Курс на посте­пенное введение специализации при одновременном развитии многоотрасле­вого хозяйства по существу вытеснялся установкой на универсальность каждой отдельно взятой коммуны. Была сделана попытка свести к минимуму связи между хозяйствами. Речь шла о том, чтобы на новом уровне вернуться к натуральному хозяйству, фактически отказавшись от товарно-денежных отношений.

В коммунах игнорировались хозрасчет и такой важный стимул повышения производительности труда, как принцип материальной заинтересованности. От оплаты по трудодням, практиковавшейся в производственных кооперативах, ком­муны перешли к системе, при которой лишь часть доходов (обычно 40—50%) выплачивалась в виде заработной платы, тогда как другая часть приняла форму так называемого «бесплатного» обеспе­чения продовольствием (а в некоторых случаях также одеждой и бытовыми ус­лугами вплоть до бани и парикмахер­ской). По замыслу маоистского руковод­ства Китая эта система должна была спо­собствовать переходу от социализма к коммунизму в сфере распределения, поскольку принцип «каждому по труду» сочетался в ней якобы с принципом «каждому по потребностям», практиче­ски же искажались оба этих принципа. Бесплатное снабжение строилось без учета продовольственных ресурсов и привело к перерасходу зерна и других продуктов питания.

Перед коммунами была поставлена за­дача «военизировать организацию и вести коллективный образ жизни». В ряде про­винций стали создаваться трудовые ар­мии,   которые   занимались выплавкой стали и чугуна, строительством иррига­ционных сооружений, сельскохозяй­ственным производством, прокладкой до­рог и транспортными перевозками. Ком­муны делились на производственные полки, батальоны, роты с соответствующей казарменной дисциплиной.

Народные коммуны были намного крупнее прежних кооперативов и вклю­чали тысячи, а иногда и десятки тысяч крестьянских дворов. Руководить такими большими объединениями было весьма затруднительно, особенно при нехватке подготовленных кадров.

В сельском хозяйстве, как и в промыш­ленности, внедрялись методы, которые были призваны резко повысить произ­водство без дополнительных финансо­вых и технических средств, исключитель­но за счет интенсификации людского труда. Главный упор делался на введе­ние «сверхглубокой пахоты» и «загущен­ного сева». Оба этих мероприятия не имели ничего общего с приемами, апро­бированными китайской и мировой сельскохозяйственной практикой и агро­номической наукой, и сколько-нибудь су­щественной прибавки урожая не давали.

Политика «большого скачка» вызвала серьезное расстройство всей экономики. Возникли перебои в снабжении предпри­ятий оборудованием, электроэнергией и сырьем, резко упала трудовая дисципли­на. Все это привело в начале 60-х годов к крутому снижению промышленного и сельскохозяйственного производства, внешнеторгового оборота, к значитель­ному ухудшению снабжения населения продовольствием, товарами широкого потребления. В ряде районов страны на­чался голод, возникли эпидемические за­болевания. По официальным данным, в 1961 г. промышленное производство упа­ло на 38,2%, а в 1962 г. — еще на 16,6%. Объем валовой продукции сельского хо­зяйства в 1962 г. был ниже уровня 1957 г. на 19%.

В этих условиях китайское руководство принимает новый экономический курс «на урегулирование, укрепление, попол­нение и повышение» народного хозяй­ства. Основным содержанием этого курса было резкое сокращение объема капи­тального строительства, закрытие убы­точных предприятий, отправка части го­родского населения в деревню, запреще­ние на три года практики набора рабочих из сельской местности, переориентация ряда промышленных предприятий на вы­пуск продукции для сельского хозяйства.

В деревне коммуны фактически пере­стали функционировать как производ­ственные объединения. Основными хозрасчетными единицами в сельском хозяй­стве стали производственные бригады, объединявшие всего несколько десятков дворов. Крестьянам вернули отобранные у них при организации коммун приусадеб­ные участки, часть скота и орудий труда. Было намного сокращено «бесплатное» обеспечение продовольствием и некото­рыми видами услуг. Частично были вос­становлены принципы материальной за­интересованности, разрешена торговля излишками сельскохозяйственной про­дукции. Все это позволило поднять про­изводственную активность крестьян и улучшить продовольственное обеспече­ние населения.

Непоследовательность и противоречи­вость политики «урегулирования» не позволили полностью устранить послед­ствия «большого скачка», решить корен­ные задачи социально-экономического развития КНР.

В середине 1960-х годов в Китае было объявлено о начале работы по 3-му пяти­летнему плану. Однако стране была навязана «культурная революция» (см. в разделе «История Китая»), на много лет задержавшая нор­мальное развитие всех отраслей народ­ного хозяйства КНР.

Провозглашенный китайским руковод­ством в середине 1970-х годов курс на «все­стороннюю модернизацию сельского хо­зяйства, промышленности, обороны, на­уки и техники» (или «четыре модерниза­ции»), предусматривал достижение Ки­таем к 2000 г. уровня экономического развития передовых стран мира. В каче­стве первого шага на пути реализации этой обширной программы в 1978 г. были приняты «Основные положения 10-летнего (1976—1985 гг.) плана раз­вития народного хозяйства КНР». План включал сооружение 120 крупных про­мышленных предприятий, включая базы черной и цветной металлургии, угольные шахты, нефтяные и газовые промыслы, мощные электростанции. Намечалось также построить ряд железнодорожных магистралей и морских портов, механизи­ровать основные виды работ в сельском хозяйстве и значительно поднять произ­водство зерна.

Столь гигантские проекты требовали огромных капиталовложений, намного превышавших реальные финансовые и материальные возможности страны. Кро­ме того, они были ориентированы на импорт в больших масштабах западной техники и технологии, для оплаты кото­рых у Китая также не хватало средств. Поэтому спустя год намеченные цели были существенно урезаны. На первый план выдвинулась задача «урегулиро­вания» народного хозяйства, т. е. укреп­ления слабых его звеньев, ликвидации неблагоприятных последствий нерацио­нального хозяйствования в течение двух предшествовавших десятилетий.

В связи с этим больший упор, чем пре­жде, делается на развитие легкой про­мышленности, которая при относительно небольших капиталовложениях способна в короткие сроки обеспечить значитель­ное накопление средств. Заморожено строительство многих объектов тяжелой промышленности. Принимаются меры для повышения продуктивности сельско­го хозяйства и расширения ассортимента его продукции. Реабилитированы многие методы и рычаги хозяйствования и управ­ления экономикой, осуждавшиеся ранее маоистами как «ревизионистские», в частности прибыль, эффективность и рентабельность производства, материаль­ное стимулирование.

Но, несмотря на все эти меры, экономи­ка страны по-прежнему страдает от отраслевых и территориальных дис­пропорций. Миллионы людей не обеспечены работой. Растут цены на то­вары широкого потребления. Ощущает­ся серьезная нехватка сырья, топлива, электроэнергии, а также современного оборудования для ряда отраслей произ­водства. Низка производительность тру­да. Качество многих видов продукции да­леко уступает мировым стандартам. Слабо развита транспортная сеть. Во всех отраслях народного хозяйства, в науке и технике ощущается недостаток квалифицированных специалистов. Тем­пы роста сельскохозяйственного произ­водства и его структура не позволяют еще существенно улучшить пищевой ра­цион подавляющего большинства насе­ления. После III пленума ЦК КПК, про­исходившего в декабре 1978 г., нача­лось устранение левацких ошибок, мно­гие годы существовавших в руководстве сельским хозяйством.

На XII съезде КПК говорилось о том, что «в течение ближайших 20 лет Китай приложит большие усилия к тому, чтобы увеличить годовое производство продук­ции промышленности и сельского хозяй­ства в четыре раза. С достижением этой цели, — указывалось в материалах съез­да, — Китай по объему национального дохода и валовому производству главных видов промышленной и сельскохозяйст­венной продукции вступит в первые ряды стран мира».

 

Сельское хозяйство.

Большое значение сельского хозяйства для экономики КНР определяется   рядом   обстоятельств. В сельском хозяйстве занято более 80% всего населения страны. Эта отрасль является главным поставщиком продо­вольственных товаров, а также сырья для легкой промышленности. Деревня — важнейший источник накопления средств. В сельском хозяйстве произво­дится значительная часть экспортных ресурсов Китая. От состояния сельского хозяйства во многом зависит общее эко­номическое положение страны.

Сельскому хозяйству Китая традицион­но присущ резко выраженный уклон в растениеводство, в котором особенно вы­деляется зерновое направление. Расте­ниеводство — ведущая отрасль сельско­го хозяйства, животноводство — подсоб­ная, а лесное и рыбное хозяйство имеют очень небольшое значение. Такое соот­ношение отраслей, однако, не предопре­деляется структурой земельного фонда, напротив, находится в резком контрасте с ней. Так, пашня занимает немногим более 1/10 территории Китая, лесопокрытая площадь составляет около 1/8, а пастби­ща — примерно 1/3.

Неравномерная освоенность террито­рии сложилась исторически. Китайское крестьянство веками осваивало и возде­лывало речные долины и равнины с теплым и влажным климатом и плодород­ными почвами на востоке страны. Гори­стые степные и полупустынные террито­рии на северо-западе, западе и юго-западе почти не привлекали земледельцев и использовались преимущественно неки­тайским населением, занимавшимся коче­вым скотоводством. Так образовались и с течением времени все более углублялись различия между густонаселенными и сильно распаханными восточными рай­онами, с одной стороны, и редко населен­ными и менее интенсивно используемыми западными — с другой. В низменных, по преимуществу восточных областях, зани­мающих меньше половины территории Китая, сконцентрировано 9/10 пахотной площади, тогда как в западных — лишь 1/10.

В пределах восточных областей пахот­ные земли также размещены отнюдь не равномерно, что связано как с природ­ными условиями, так и с историей хозяй­ственного освоения. Наиболее распахана Великая Китайская равнина, один из самых древних очагов земледелия страны. Здесь под пашней находится 60% всей территории. В большой степени распаха­на также территория дельты Янцзы, где используется почти каждый пригодный для обработки клочок земли. В то же время Северо-Восточная низменность освоена значительно хуже. Мало пашни также на гористых территориях восточ­ной части Китая.

Площадь пахотнопригодной целины в Китае оценивается примерно в 35 млн. га, что равно 1/3 современного пахот­ного фонда. По размерам пригодной для обработки целины особенно выделяются земли Северо-Восточного Китая. Относи­тельно слабая освоенность этого района в немалой степени объясняется суровыми природными условиями; имеет значение и факт исторический: правившая в Китае последние столетия Цинская династия противодействовала переселению в Маньчжурию китайцев из внутренних ча­стей страны.

Немалые потенциальные возможности для увеличения пахотной площади кро­ются в использовании красноземов к югу от Янцзы, а также слабозасоленных земель Северо-Западного Китая и ряда приморских провинций.

Кислые полупустынные латеритные земли, которые издавна называли крас­ной пустыней, занимают 12% всей терри­тории Китая. За последние два десятиле­тия освоено 670 тыс. га этих земель, улуч­шено еще 2 млн. га и засажено лесами 6,7 млн. га холмов, покрытых латеритными почвами. Большая часть площадей, покрытых такими почвами, расположена в 12 густонаселенных провинциях к югу от р. Янцзы, особенно в провинции Цзянси (Восточный Китай). Латеритные почвы занимают там 50% площади рисовых по­лей. Средняя урожайность зерна на этих полях 3,7 т/га. На латеритных почвах хорошо растут технические культуры. В провинции Цзянси с таких почв собирают 70% всего хлопка (средняя урожайность хлопка-волокна 2,1 т/га).

На латеритах размещено 50% площа­дей под чаем. На них хорошо растут так­же шелковица и фруктовые деревья. В Китае намечено улучшить еще 5,3 млн. га малоплодородных латеритных земель, а также произвести лесопосадки на 24,7 млн. га холмов, покрытых латеритными почвами.

За годы существования КНР площадь распаханной целины составила около 1/4 пахотного фонда, существовавшего к началу 1950-х годов. Тем не менее раз­меры пашни практически не возросли, поскольку одновременно значительные участки обрабатываемых земель выпада­ли из севооборота: гибли в результате вторичного засоления, эрозии почвы, наступления песков или изымались из сельскохозяйственного оборота для про­мышленной и городской застройки.

В этих условиях рост численности насе­ления ведет к сокращению размеров паш­ни, приходящейся на душу населения (бо­лее чем на 2/5 за годы существования КНР), к увеличению относительного пе­ренаселения в деревне.

Вместе с тем резервы повышения про­дуктивности наличного пахотного фонда далеко еще не исчерпаны. Основные пахотные земли страны расположены в районах, отличающихся целым рядом благоприятных для растениеводства усло­вий: продолжительным вегетационным периодом, высокими суммами активных температур, обилием осадков, которые выпадают преимущественно летом, хоро­шими почвами. Это позволяет на большей части территории страны выращивать два, а на крайнем юге —даже три урожая сельскохозяйственных культур в течение года. В результате фактическая посевная площадь примерно в 1,5 раза превышает пахотную.

Одно из главных средств повышения продуктивности растениеводства в Ки­тае — искусственное орошение. Соору­жение разветвленных оросительных и дренажных систем в центральных и южных районах страны служит непре­менным условием для поддержания и раз­вития основной отрасли сельского хозяй­ства этих территорий — рисоводства. Особенно необходимо искусственное орошение для выращивания двух урожаев риса в год. На севере ирригация нужна для получения более устойчивых урожа­ев пшеницы, хлопчатника и других куль­тур. Урожайность на поливных землях, как правило, в 2—2,5 раза выше, чем на суходольных. Кроме того, без гидротех­нического строительства невозможно обезопасить сельское хозяйство от угрозы засух и наводнений.

Китай издавна выделялся среди круп­нейших стран мира по доле орошаемой площади в пахотном фонде. В настоящее время орошается около половины всех пахотных земель. Подавляющее большин­ство орошаемых полей сосредоточено в рисоводческих районах бассейна Янцзы и Южного Китая. На Великой Китайской равнине, где земледелие особенно часто страдает от засух, для орошения полей ис­пользуются преимущественно колодцы, снабженные обычно механическими насосами.

Сельское хозяйство является крупней­шей по водопотреблению отраслью эко­номики Китая (около 400 млрд. м3 в год). Максимальное расчетное водопотребление в сельском хозяйстве составляет 27% общих ежегодно возобновляемых водных ресурсов страны. Однако практически избыток воды имеется только в бассейне р. Янцзы, переброска части ее стока на север требует огромных затрат.

Интенсивное использование почвы на протяжении многих столетий требует не­престанной заботы о поддержании ее плодородия. За последние годы существенно возросло применение минеральных удоб­рений, однако Китаю все еще далеко до того уровня, который характерен для стран с высокоразвитым сельским хозяй­ством. Этот недостаток отчасти воспол­няется за счет местных удобрений.

В Китае используются десятки видов местных органических удобрений. Общий объем их достигает колоссальной цифры. На сбор, компостирование и внесение такого количества удобрений на поля кре­стьяне тратят большую часть своего рабочего времени, поскольку все эти про­цессы производятся вручную.

Мало используются машины и для дру­гих сельскохозяйственных работ: пахо­ты, сева, уборки урожая, транспорти­ровки продукции. Для механизации сель­ского хозяйства в Китае необходимо преодолеть целый ряд объективных и субъективных трудностей. Прежде всего обеспечение даже основных потребностей китайской деревни в технике требует огромных материальных затрат. Если же учесть, что эти затраты несут в основном крестьянские трудовые коллективы, рас­полагающие в настоящее время очень низкими доходами, то легко понять, ка­ким тяжелым бременем они ложатся на слабую сельскую экономику страны. Да­лее, внедрение машин сопровождается обычно повышением производительнос­ти труда, а следовательно, и высвобожде­нием значительного количества избыточ­ных рабочих рук. Тем самым будет еще более усложнена далеко не решенная и сегодня задача обеспечения трудоустрой­ства населения. Наконец, необходимо принять во внимание, что используемые ныне в Китае системы земледелия (одно­временное выращивание на одном поле различных культур, большая дробность земельных участков, особенно в рисосеющих районах) значительно затрудняют внедрение машинной техники.

На начало 1980-х годов в китайском сель­ском хозяйстве насчитывается 745 тыс. крупных и средних тракторов, преимущественно колесных. С их помощью вспахивается примерно 2/5 пахотной пло­щади.

Одним из серьезных препятствий на пути повышения продуктивности сельского хозяйства является неразвитость сети автомобильных дорог и автотранспорта в деревне. Дорожная сеть как правило охватывает лишь центры народных коммун,  в то время как множество мелких населенных пунктов остается в стороне. Поэтому в качестве транспортного средства приходится использовать колесные тракторы, а чаще всего тягловый скот. Главные усилия китайских земледельцев направлены на выращивание зерновых культур, под которыми вместе с бататом занято свыше ¾ всей посевной площади. Зерно составляет 4/5 пищевого рациона населения.

Несмотря на то, что в производство зерна вкладывается гигантский труд, отдача его крайне невелика. Сбор зерна в расчете на одного человека, занятого в сельском хозяйстве в Китае, пока значительно ниже, чем в странах, использующих передовые методы земледелия. По средней урожайности важнейших зерно­вых культур Китай также уступает этим странам. Среднегодовые темпы увели­чения производства зерна не превышают 2%.

Важнейшая зерновая культура Ки­тая — рис. Под рисом занята 1/5 посев­ной площади, но на его долю падает около половины сбора зерна. Основные районы рисоводства находятся южнее р. Хуайхэ. Это прежде всего бассейн Янцзы, где сосредоточено 2/3 посевов риса, а также южное приморье.

Отдельные очаги рисоводства имеются и к северу от р. Хуайхэ: на Великой Китайской равнине — в районе города Тяньцзйня, вдоль корейско-китайской границы и в бассейне Амура.

В китайском языке русскому слову «есть» соответствует не одно, а два сло­ва — «чи фань», что в буквальном пере­воде означает «есть рис». Завтрак — по-китайски «цзао фань», что дословно зна­чит «ранний рис», обед — «у фань», или «полдневый рис», ужин — «вань фань», или «поздний рис». Уже этот небольшой экскурс в область этимологии дает пред­ставление о той огромной роли, которую играет этот продукт в жизни китайцев. Рис — важнейший продукт питания для сотен миллионов людей, живущих в цент­ральных и южных районах Китая. Не­хватка его влечет за собой массовое недоедание.

Рисоводство стало развиваться в стране с глубокой древности. Развитие куль­туры риса связано с рядом обстоятельств. Рис — ценная продовольственная куль­тура, по питательности он занимает вто­рое место среди зерновых, уступая лишь пшенице. Но дело не только в этом. Гораздо важнее то, что ни одна другая продовольственная культура не может дать таких высоких урожаев, как полив­ной рис. И это обстоятельство в районах с исключительно высокой плотностью сельского населения и извечным земель­ным голодом оказалось решающим. Правда, рис не только дает урожаи в 2 — 3 раза больше, чем другие культуры, но и требует значительно больше труда, однако при обилии и даже относительном избытке рабочих рук это не являлось серьезным препятствием для развития ри­соводства.

Рису нужно сравнительно много влаги, солнечного света и тепла. Все это имеется в центральных и южных районах Китая. Китайские крестьяне вывели около 10 тыс. сортов риса. Одни сорта созре­вают скорее, другие — дольше. Подбор сортов с различным периодом вегетации позволяет получать во многих районах по два урожая риса в год с одного поля. На полуострове Лэйчжоу и на острове Хай-нань можно собирать даже три урожая. Для этого позднеспелые сорта либо выса­живаются в междурядьях скороспелых со­ртов до их созревания, либо сменяют последние после уборки.

Наиболее распространены водные со­рта риса, которые требуют затопления полей. Рисовые районы Китая — это тон­кая сеть земляных валиков с крохотными ячейками-площадками, покрытыми во­дой. Поверхность площадки должна быть идеально ровной и горизонтальной, по­этому так мал ее размер. Легче всего создать такие площадки на равнине, но крестьяне приспосабливают под рис и склоны гор, создавая на них искусствен­ные террасы. Семена риса высеиваются сначала на специальных делянках — пи­томниках рассады, а затем, примерно через месяц, молодые растения пересаживаются в иоле.

Значительно меньше встречаются су­ходольные сорта риса, на которые прихо­дится немногим более 2% всех посевов этой культуры.

Рис чаще всего выращивается бес­сменно на одном и том же поле много лет подряд. Только в некоторых провинциях Китая (главным образом в междуречье Янцзы и Хуайхэ) летний рис чередуется с озимой пшеницей или озимым рапсом. Иногда на зиму после уборки риса сеют также культуры, служащие зеленым удо­брением.

Китайские крестьяне используют не только рисовое зерно (оно идет как непо­средственно в пищу, так и для изготов­ления различных спиртных напитков и крахмала), но и рисовую солому. Ча­сто можно встретить дома с соломен­ной кровлей. Широкополые соломен­ные шляпы защищают крестьян от паля­щего солнца, а своеобразные соломенные плащи-накидки — от проливных дождей.

Из рисовой соломы плетут обувь, напо­минающую сандалии, а также циновки и корзины, изготовляют зонтики и веера. Солома идет на подстилку скоту, исполь­зуется как сырье для производства бума­ги. Не пропадает и рисовая лузга, кото­рая употребляется при упаковке фарфо­ровых изделий.

Вторая по значению зерновая культу­ра — пшеница стала распространяться в Китае в VI—VII вв. Ныне она занима­ет 1/6 посевной площади и составляет около 1/5 валового сбора зерна. Озимая пшеница распространена преимуществен­но на Великой Китайской равнине, где сосредоточены 2/3 всех посевов пшени­цы. Яровая пшеница выращивается боль­ше всего в Северо-Восточном Китае. Во многих южных и центральных районах пшеница используется в качестве зим­ней культуры.

Граница между озимой и яровой пше­ницей примерно соответствует январской изотерме -6°. К северу от этой границы суровые и малоснежные зимы ограничи­вают распространение озимой пшеницы. Теплый вегетационный период и сравни­тельно мягкие зимы на Великой Китай­ской равнине благоприятствуют выращи­ванию озимой пшеницы, а обилие солнца в период ее созревания повышает содержание белков в зерне и улучшает его мукомольные качества. Вместе с тем име­ется и ряд неблагоприятных климати­ческих факторов, важнейшие из кото­рых — засухи и поздние заморозки. Пшеничные районы на Великой Китай­ской равнине нередко страдают от весен­них заморозков, возникающих в резуль­тате вторжений холодных воздушных масс с севера и охватывающих одновре­менно большие территории. Особенно опасны заморозки для пшеницы при ран­ней и теплой весне. Еще большую угрозу несут заморозки, совпадающие с весенней засухой. Своевременный полив или выпа­дение осадков после заморозков обычно способствует восстановлению развития растений и уменьшению ущерба.

Помимо Великой Китайской равнины озимая пшеница широко распространена также в Сычуаньской котловине, в сред­нем и нижнем течении Янцзы. Здесь сезон дождей начинается, как правило, раньше, чем на Великой Китайской равнине, и пшеница меньше страдает от за­сух, но период ее созревания затягивает­ся, а качество зерна ухудшается.

Озимая пшеница дает до 9/10 валового урожая пшеницы, она отличается более высокой и устойчивой урожайностью, чем яровая, дает возможность более рав­номерно распределить сельскохозяй­ственные работы в течение года и лучше использовать пахотный фонд, занимая пашню в зимнее время. Однако озимая пшеница представлена исключительно мягкими сортами, значительно уступа­ющими твердым яровым по содержанию белков.

Около 1/3 посевной площади и чет­верть сбора зерна приходится на долю прочих зерновых — кукурузы, гаоляна, проса, ячменя, гречихи. Кукуруза впер­вые появилась в Китае в XVI в. Кукуруз­ный пояс тянется от Ляодунского полу­острова до юго-западных границ Китая, захватывая часть Великой Китайской равнины. Он занимает преимущественно низкогорные и холмистые территории с абсолютными высотами около 500 м. Широкое распространение кукурузы связано, в частности, с тем, что ее раннеспе­лые сорта не только хорошо приспосо­блены для горных районов со сравнительно коротким вегетационным перио­дом, но и широко участвуют в пожнив­ных, а также в смешанных междурядных посевах на равнинных территориях, где длительный вегетационный период по­зволяет выращивать два урожая в год или три урожая в два года. Кукуруза ис­пользуется китайцами в пищу, на корм и как сырье для различных отраслей про­мышленности.

Упоминания о гаоляне встречаются в китайских письменных источниках IV в. Впервые гаолян стали выращивать на юго-западе, в нынешней провинции Сычуань, но потом он прочно обосновался на северо-востоке, в бассейне р. Ляохэ, и на Великой Китайской равнине. Причи­ной этому послужили большая засухо­устойчивость гаоляна, нетребовательность к почве и, что особенно важно для засушливых территорий, солевыносливость. Зерно гаоляна идет в пищу и ис­пользуется как сырье для спирто-водочной промышленности, а мощные стебли служат в безлесных равнинных районах топливом, строительным материалом и сырьем для производства бумаги.

Просо и чумиза (китайское просо) столь же неприхотливы, как и гаолян, и выращиваются примерно в тех же рай­онах. Скороспелый ячмень возделывается преимущественно в горных районах. Осо­бый вид ячменя — цинкэ является главной зерновой культурой в Тибете, где он поднимается до 4200 м над ур. моря.

Ни в одной стране мира не собирают так много батата (клубни его богаты кра­хмалом и сахаром), как в Китае. Батат выращивают почти повсеместно, но боль­ше всего — на Великой Китайской рав­нине и в Сычуаньской котловине.

Китай — крупный производитель хлопка, сои, арахиса, табака. Основные хлопководческие районы расположены в бассейнах рек Хуанхэ и Янцзы. Исстари на Великой Китайской равнине хлопчат­ник возделывали без полива, что при непостоянстве летней погоды нередко тя­жело отзывалось на сборах и качестве хлопка. Крестьяне пытались защитить по­севы хлопчатника от засух, поливая их водой из колодцев, однако это не всегда помогало: если для главной зерновой культуры этого района — озимой пше­ницы колодезных вод в общем может хва­тить (если засуха не слишком продолжительна), то хлопчатнику нужно намного больше воды.

В связи с этим в последнее время глав­ной базой хлопководства все в большей мере становится территория по среднему и нижнему течению Янцзы. Общая пло­щадь посевов хлопчатника, несмотря на его первостепенное значение как важней­шего сырья для текстильной промышлен­ности, оставалась в течение последних десятилетий в основном неизменной в связи с ориентацией на преимуществен­ное развитие зерновых культур. Урожай­ность и сборы несколько возросли благо­даря внедрению улучшенных сортов се­мян и расширению использования удо­брений.

Сбор хлопка в 1981 г. составлял 2,9 млн. т.

В Китае широко распространено выра­щивание самых различных масличных культур, служащих основным источником пищевых жиров. Главные из них — арахис, рапс, кунжут, соя. Арахис возде­лывают в основном в районах с песча­ными почвами, обычно малопригодными для других культур. Важнейший постав­щик арахиса — провинция Шаньдун. В бассейне Янцзы повсеместно выращива­ют рапс. Это единственная масличная культура, культивируемая в зимний период. Посевы сои размещаются на Северо-Восточной низменности и Вели­кой Китайской равнине. Посевная пло­щадь под соей по сравнению с 1950-ми годами заметно уменьшилась в связи с курсом на увеличение производства зер­на.

Урожай масличных культур в 1981 г. составлял 9 млн. т. Посевы табака кон­центрируются главным образом в трех небольших по площади районах провин­ций Хэнань, Шаньдун и Аньхой. В юж­ном приморье и Сычуаньской котловине возделывают сахарный тростник, в Северо-Восточном Китае — сахарную свеклу. Посевы сахарного тростника несколько увеличились в связи с использованием целинных участков. Однако ввиду отно­сительно невысокой урожайности этой культуры Китаю приходится ввозить са­хар из Австралии и Бразилии. В 1981 г. общий сбор сахароносов составлял 32 млн. т.

Чай впервые в китайской литературе упоминается в IV в., когда его употре­бляли как лекарство. С VI в. чай стано­вится обычным напитком. Однако еще долгое время китайские и многие евро­пейские медики прописывали больным чай, считая его своеобразной панацеей от всех болезней.

Китайский чай — это сравнительно не­высокий кустарник с небольшими листья­ми. Он относительно неприхотлив, мало требователен к почве, переносит кратко­временные морозы до — 14°, но нуждает­ся в довольно большом количестве осад­ков. Его разводят в холмистых районах восточного приморья, бассейна Янцзы и в Юньнани. В Китае чрезвычайно много сортов зеленого чая, в некоторые из них для аромата примешивают лепестки жас­мина. Черный, или, как его китайцы называют, «красный», чай идет почти исключительно на экспорт.

Крайний юг Китая, включающий острова Тайвань и Хайнань, южные части провинций Юньнань и Гуандун, а также юг Гуанси-Чжуанского автономного рай­она, отличается наибольшей в стране про­должительностью вегетационного периода: растения здесь развиваются круглый год. Высокие температуры в течение всего года и большое количество осадков благоприятствуют разведению ряда цен­ных тропических и субтропических куль­тур: гевеи, кокосовой и масличной паль­мы, кофейного дерева, ананасов.

В Китае исторически сложились два типа животноводства, различающихся по способу ведения хозяйства, составу стада и ареалам распространения. Первый из них самым тесным образом связан с земледелием и носит подсобный характер. В земледельческих районах восточной равнины с преимущественно китайским населением разводят большей частью свиней, тягловый рогатый скот, а также птицу. Ввиду высокой распаханности тер­ритории и соответственно ограниченной площади выгонов, лугов и пастбищ домашние животные находятся круглый год на стойловом содержании.

Западным районам, населенным глав­ным образом некитайскими народностя­ми (монголами, тибетцами, казахами, уйгурами и др.), свойствен иной тип сель­ского хозяйства — экстенсивное кочевое или полукочевое скотоводство с немно­гочисленными вкраплениями очагов оседлого земледелия. Границу между земледельческой и скотоводческой областя­ми можно условно провести от Большого Хингана на севере до восточной окраины Тибетского нагорья на юге. Во Внутрен­ней Монголии, северной части Синьцзяна, Тибете преобладает овцеводство, раз­ведение мясомолочного крупного рога­того скота, коневодство.

За последние десятилетия основной упор делался на развитие свиноводства и в несколько меньшей степени — мелкого рогатого скота. Что же касается крупного рогатого скота, то поголовье его почти не росло. Особенно резко упали темпы роста поголовья начиная с середины 1960-х годов. Это объясняется систематическим ухуд­шением кормовой базы скотоводческих районов. Сократилась площадь пастбищ, уменьшилась их продуктивность, изме­нился состав трав. Главной причиной деградации и снижения хозяйственной ценности пастбищ является их распашка, не оправданная ни в экономическом, ни особенно в экологическом отношении. Весьма значительный размах распашка пастбищ приобрела во Внутренней Мон­голии.

К деградации пастбищ ведет также чрезмерный выпас скота на одних и тех же участках, усиленный сбор лекарствен­ных растений, вырубка лесов в смежных гористых районах. Пастбища сохнут, плотность травяного покрова уменьшает­ся, образуются плеши с песчаными нано­сами. Этим процессам подвержено не менее 1/4 всей площади лугов и пастбищ Китая.

Свиноводство в Китае было известно еще до нашей эры. По поголовью свиней (более 300 млн. голов) Китай занимает одно из ведущих мест в мире. Продукция свиноводства имеет большое народнохо­зяйственное значение: свинина составля­ет основную часть потребляемых китай­цами мясных продуктов, а свиная щети­на и требуха являются немаловажной статьей экспорта. Кроме того, навоз сви­ней служит органическим удобрением в растениеводстве.

Многовековой искусственный отбор способствовал выведению ряда ценных пород свиней, получивших признание далеко за пределами страны. Гуандунские свиньи, например, были использованы в Англии для выведения широко известной йоркширской породы. Тем не менее в целом рентабельность и продуктивность китайского свиноводства остаются на до­вольно низком уровне. Это выражается в весьма низком выходе продукции свино­водства (прежде всего мяса) сравнитель­но с затрачиваемыми кормами, в соста­ве которых немалое место занимает и фуражное зерно.

Основная тягловая сила в китайском полеводстве — крупный рогатый скот, который разводят повсеместно, но больше всего — в северной части стра­ны, а на юге — преимущественно в хол­мистых и горных районах. Как правило, это мелкие, низкорослые, но неприхотли­вые и выносливые животные, использу­ющиеся почти исключительно для обра­ботки полей или перевозки грузов. Молочное животноводство как особая от­расль практически отсутствует. На его долю падает менее 1% всей продукции сельского хозяйства.

В рисоводческих районах обработка за­топляемых полей, требующая большой затраты мускульной энергии, ведется с помощью буйволов. В северных районах на полевых работах и перевозках заняты также мулы и ослы.

В древности важной отраслью живот­новодства в Китае было коневодство. Лошадь служила для перевозки грузов, а затем ее стали использовать и на работе в поле; сейчас это характерно в какой-

то мере только для северо-восточных районов.

Повсеместно в восточной части Китая распространено птицеводство. Китайские крестьяне вывели много ценных пород птицы, пользующихся известностью и за пределами страны. Так, белую пекинскую утку и кур породы «цзюцзиньхуан» во второй половине XIX в. стали разводить в США, Англии, Германии, Японии. В настоящее время, когда многие страны мира внедряют в птицеводство инду­стриальные методы, Китай начинает от­ставать от них по производству куриного мяса и яиц.

Морской и речной промысел тради­ционно играет видную роль в хозяйствен­ной деятельности китайцев. В структуре улова  велика доля (до 1/4) нерыбных объектов. Китай вместе с Японией и США дает большую часть мировой добычи моллюсков и ракообразных. По объему добычи рыбы и морепродуктов, превышающему 4 млн. т в год, Китай за­нимает 3-е место в мире. Большое внима­ние уделяется морской аквакультуре, ко­торая в настоящее время осуществляется на 148 тыс. га. С этой площади получают ежегодно 450 тыс. т морепродуктов — устриц, моллюсков и др.

В морях, омывающих территорию Ки­тая, насчитывается свыше 1 тыс. видов рыб, однако промысловое значение имеют менее 50 видов. Основу морско­го промысла составляют тепловодные рыбы, обитающие недалеко от берегов в средних и нижних слоях неглубоких морей. Наиболее ценным в промысловом отношении является семейство горбылевых, которое дает до половины всего улова морских рыб.

Из холодноводных рыб больше всего ловят треску. В годы, когда холодное течение усиливается, из Японского мо­ря к берегам Китая подходят отдельные косяки тихоокеанской сельди.

Из морских беспозвоночных наиболь­шее значение имеет каракатица. Сушеной каракатицей приморье снабжает внутрен­ние районы страны. Добываются так­же креветки, крабы, голотурии (главным образом трепанги) и различные раковин­ные моллюски (в основном устрицы). В Китае известно 200 видов морских во­дорослей. Часть из них представляет ле­карственное сырье, другие используются как удобрения и на корм скоту.

Большую часть морских продуктов дают Желтое море с Бохайским заливом и Восточно-Китайское море. В недалеком прошлом они принадлежали к числу наиболее продуктивных морей земного шара (наряду с Японским и Северным). За последнее время в результате интен­сивного рыбного промысла в прибреж­ных водах, а также из-за их сильного загрязнения промышленными стоками упали уловы горбылевых, сабли-рыбы, каракатицы. Все большее место в уловах начинает занимать разная мелкая рыба.

В Южно-Китайском море лов сосредо­точен главным образом на сравнительно узкой шельфовой полосе на расстоянии до 100 миль от берега. Важнейшие объ­екты промысла — спаровые, сабля-рыба, акуловые.

Особенность промысла Тайваня состо­ит в том, что наряду со спаровыми боль­шое значение имеют также крупные пелагические рыбы (японская скумбрия, тунец, акула и др.). Наилучшие угодья тун­цов находятся в 100 милях южнее Тай­ваня.

Во внутренних водах рыболовство еще сравнительно недавно велось столь же интенсивно, как и в прибрежных морях. Крупнейшие реки страны — Янцзы и Хуанхэ по общему улову и по улову на 1 км течения традиционно принадлежали к числу наиболее продуктивных рек зем­ного шара. Однако за последние два деся­тилетия вследствие загрязнения вод про­мышленными отходами, гидроэнергети­ческого строительства, а также сокраще­ния площади водоемов уловы рыбы во внутренних водах (без искусственного рыборазведения) сократились вдвое по сравнению с 1954 г. Сильно упал сбор водяных растений (тростника, семян ло­тоса).

Из более 500 видов пресноводных рыб, встречающихся в Китае, промысловое значение имеют 20—30 видов. До 4/5 улова дает семейство карповых, особенно важны из них сазан-карп и серебряный карась. Определенную хозяйственную ценность представляют сомовидные и вьюновые. В Северо-Восточном Китае не так давно добывалась проходная рыба, в том числе лососевые: кета, горбуша, тай­мень, голец, сиг. В настоящее время во многих реках этого района, испытывающих особенно сильное загрязнение, рыбы почти не осталось.

Более 2/3 улова, получаемого во вну­тренних водах, дает искусственное рыбо­разведение. Выращивают главным об­разом карповых. Издавна в Китае практи­куется разведение рыбы на рисовых полях. Рыбу обычно почти не подкармли­вают. В поисках пищи она рыхлит почву и тем способствует ее аэрации, уничто­жает вредителей риса.

Наряду с водным промыслом опреде­ленное хозяйственное значение для Китая имеет охота. Список промысловых видов млекопитающих, птиц, земноводных и пресмыкающихся весьма велик. Леса на большей части территории страны истре­блены, более или менее значительные лесные массивы сохранились только на северо-востоке и юго-западе. Именно в этих лесных массивах и добывают наиболее ценную пушнину. В обширных полу­пустынных и степных районах Северо-Западного Китая охотятся на копытных и грызунов. На густонаселенных равнинах восточной части страны крупных живот­ных почти не сохранилось, однако коли­чество мелких довольно велико.

В лесах Северо-Восточного Китая, Вну­тренней Монголии и Северо-Западного Китая промышляют белку, колонка, бу­рундука, сурка. Китайскую норку добы­вают в Восточном и Центрально-Южном Китае. В горных районах Юго-Западного Китая охотятся на леопардов и ирбисов. Относительно велик промысел летяг. По­всюду, за исключением пустынных рай­онов, развит промысел выдры.

Искусственное разведение пушных жи­вотных раньше в Китае не было известно. Первые шаги в этом отношении стали делать только после 1949 г. В Синьцзян и Хэйлунцзян из СССР была завезена онда­тра. С 1954 г. началось разведение лисиц.

Жителям многих районов Китая свой­ственны уходящие в глубокое прошлое традиции и навыки искусственного лесо­разведения. Ограниченность лесных ре­сурсов, а также эрозия и выдувание почвы, наступление песков и частые засухи в северных районах страны вызы­вают необходимость бережной охраны существующего лесного фонда и регуляр­ных лесопосадочных работ. Эта необхо­димость была очень давно понята в на­роде.

Крестьяне центральных и южных рай­онов Китая располагают большим опы­том по разведению ценных технических пород деревьев. Так, выращивание куннингамии представляет немаловажную статью дохода крестьян в горных местно­стях. Это дерево растет очень быстро, достигая возраста рубки в 25—30 лет. Эластичная, водоупорная, хорошо противостоящая гниению древесина куннингамии используется как строительный и поделочный материал. Другое хвойное дерево, широко распространенное по среднему и нижнему течению Янцзы, — сосна Массиона. Древесина этой быстро­растущей сосны используется для изго­товления железнодорожных шпал, произ­водства невысоких сортов бумаги и как строительный материал. Сосна Массиона дает почти всю смолу-живицу, собирае­мую в Китае.

В центральных районах Китая возделываются такие ценные технические ли­ственные породы, как тунг, лаковое дере­во, пробковый дуб, сальное дерево, кам­форное дерево, камелия масличная, пальмы и др. Видное место, особенно к югу от Янцзы, занимает бамбук.

Однако в целом по стране лесоразведе­ние и лесовосстановление не покрывают потерь лесных ресурсов, которые связаны не только с рубками (нередко чрезмерны­ми, особенно вдоль дорог), но и с пожара­ми,     уничтожившими,     например, в 1949—1957 гг. леса на огромной площа­ди, почти равной площади лесопосадок. Большой ущерб наносят также болезни и вредители леса.

 

Промышленность

За время существо­вания КНР промышленность страны зна­чительно возросла. Однако ход ее развития не был ни равномерным по годам, ни сбалансированным в отраслевом и терри­ториальном отношении.

Периоды равномерного поступательного развития сменялись годами резкого подстегивания темпов, после чего часто наступал застой или даже спад производ­ства. В маоистских концепциях такое колебательное движение оправдывалось даже некими «законами», именовавши­мися «волнообразным» или «седлообраз­ным» развитием.

В отраслевом плане приоритет различ­ных производств менялся. К началу 80-х годов валовая стоимость продукции тяжелой промышленности по сравнению с 1949 г. увеличилась более чем в 90 раз, а легкой — в 20 раз.

В размещении промышленности в на­чале 50-х годов приоритет отдавался раз­витию внутренних, глубинных районов, с тем чтобы выправить доставшееся в наследие от прошлого гипертрофирован­ное тяготение производства к примор­ским портовым городам. Затем был выдвинут новый курс на повсеместное создание замкнутых, самодовлеющих комплексов. Наконец, в конце 1970-х го­дов, в связи с сокращением фронта ка­питального строительства из-за экономических трудностей вновь, как и до 1949 г., стал расти удельный вес при­морских районов.

С 1949 г. Китай существенно продви­нулся вперед в ряду стран — производи­телей важнейших видов промышленной продукции. Так, если в 1949 г. по добыче угля он занимал 9-е место в мире, то в 1978 г. — 2-е (после СССР), по выплавке чугуна соответственно переме­стился с 23-го места на 4-е, по выплавке стали — с 26-го на 5-е, по производству электроэнергии — с 25-го на 6-е. Вместе с тем даже по перечисленным показате­лям (исключая лишь уголь) КНР еще зна­чительно отставал от стран, идущих впере­ди. Так, выплавка чугуна в Китае была в 3 с лишним раза меньше, чем в СССР, в 2 с лишним раза меньше, чем в США и Япо­нии. По выплавке стали Китай уступал Советскому Союзу почти в 5 раз, США — в 4 раза, Японии — более чем в 3 раза. По производству электроэнергии он отстает от США почти в 9 раз, от СССР — почти в 5 раз, от Японии — в 2 раза. Войдя в число ведущих нефтедобы­вающих стран мира, Китай тем не менее добывал нефти в 6 раз меньше, чем СССР, в 5 раз меньше, чем США, и в 4 раза меньше, чем Саудовская Аравия. Еще значительнее было отставание Китая в производстве автомобилей и многих дру­гих видов современной техники. Которое постепенно было наверстано за период с 1995 по 2010 год. За последние годы Китай показывает высокие темпы развития средств электронной техники, а также производства автомобильного транспорта. Увеличивается экспорт машин китайского производства в страны Азии и Европы, в том числе и Россию. Часть агрегатов, как правило двигатели, собирается по лицензии иностранных фирм производителей, либо путем создания копий. Как правило это технологии начала 1990х годов. Китайские автомобили не отличаются качеством сборки, но стоят недорого, а также имеют обширный набор опций уже в базовой комплектации, что уже сейчас позволяет им создавать конкуренцию дешевым «народным» автомобилям в других странах. Тоже можно сказать и про китайскую технику – копии телефонов известных марок, дополнительные опции, низкое качество, низкие цены. (Например, копия «Айфона» с телевизором, которая ломается почти сразу, а стоит копейки. Часто такая контрафактная продукция изготовлена в кустарных условиях, либо на мощностях фирменного завода). Авторские права производителей нарушаются в Китае повсеместно.  Это не относится к продукции заводов известных фирм производителей, которые за счет дешевой рабочей силы перевели часть производства в Китай.

Основу топливного баланса Китая со­ставляет уголь, на долю которого прихо­дится свыше 70% потребляемых энергетических ресурсов. Вторым по значению первичным источником энергии является нефть. Ее доля в топливно-энергети­ческом балансе страны составляет 23%, природного газа— 3%, гидроэнер­гии — 4%. КНР располагает рядом не­больших промышленных установок для получения жидкого топлива из угля. Газо­вая промышленность страны находится в зачаточном состоянии. В 1980 г. добы­то 13,7 млрд. куб. м природного газа.

Учтенные запасы угля оцениваются в 600 млрд. т (третье место в мире после России и США). Угли большей частью хорошего качества (более 2/3 запасов — битуминозные, частично — коксующи­еся). Многие месторождения отличаются значительной мощностью, неглубоким горизонтальным или пологим залеганием пластов, удобным для разработки. Подав­ляющая часть учтенных ресурсов угля сосредоточена в Северном Китае. Залежи угля часто располагаются вблизи место­рождений железной руды.

Добыча угля в Китае имеет свои осо­бенности. До 45% всего объема угледо­бычи дают примитивно оборудованные мелкие разработки, включая и множество таких, которые находятся в сельской местности, принадлежат народным коммунам и обслуживаются крестьянами.

Техническая оснащенность крупных угольных бассейнов невысока. Значи­тельная часть производственных процес­сов не механизирована. Открытым спосо­бом добывается не более у10 угля. Не хватает мощностей по обогащению угля и коксованию. Так, в 1979 г. обогащению подверглось лишь 14% добытого угля (для развитых стран этот показатель состав­ляет 85—95%). Поэтому эффективность использования угля довольно низка. В настоящее время коэффициент полезного использования получаемой от угля тепло­вой энергии составляет 28% (в Япо­нии — 50%). В 1980 г. Китай добыл 620 млн. т необогащенного угля. На про­изводственные нужды идет менее поло­вины всего добываемого угля. Значи­тельную долю его поглощает бытовое по­требление: в безлесных северных районах Китая с продолжительными и довольно суровыми зимами он служит для ото­пления домов. Немало угля потребляет и транспорт, поскольку основным видом тяги на железных дорогах страны все еще остаются паровозы.

Северный Китай —единственный рай­он, который располагает значительными излишками угля для снабжения других, менее обеспеченных топливом частей страны. Самое крупное в Северном Китае и во всей стране месторождение нахо­дится вблизи города Датун (провинция Шаньси). Датунский уголь потребляется на железных дорогах, промышленных предприятиях Северного и Восточного Китая. Следует назвать также старейшие в стране Кайлуаньские копи (провинция Хэбэй), которые поставляют коксующий­ся уголь для металлургических предпри­ятий Северного, Северо-Восточного и Восточного Китая. Северный Китай рас­полагает и разработками антрацита, иду­щего в другие районы, в большой мере в Шанхай.

Северо-Восточный Китай также явля­ется крупным производителем угля. Вме­сте с тем, располагая большим числом предприятий тяжелой промышленности, относительно густой сетью железных до­рог, Северо-Восточный Китай не только потребляет подавляющую часть добыва­емого угля в своих пределах, но и завозит его из других районов страны.

В Восточном Китае имеется несколько центров угледобычи, наиболее важные из них находятся в провинциях Аньхой, Шаньдун и Цзянси. Хуайнаньский бас­сейн (Аньхой) является ведущим постав­щиком топлива для городов, расположен­ных по среднему и нижнему течению Янцзы, включая Шанхай.

Из других районов Китая выделяется бассейн, расположенный в провинции Хэ-нань и поставляющий уголь для Уханьского металлургического комбината. Ряд угольных разработок в провинции Сычуань удовлетворяет в основном внутренние нужды.

До 1949 г. считалось, что территория Китая бедна нефтяными ресурсами. Ши­рокие поисковые работы, развернувши­еся с помощью советских специалистов после победы народной революции, дока­зали, что Китай принадлежит к числу богатых нефтью стран мира. Уже в 1950-х годах были выявлены крупные запасы нефти в Северо-Западном Китае — в провинции Ганьсу, Синьцзян-Уйгурском автономном районе, в Цайдамской впа­дине (Тибетское нагорье). Началась и вскоре принесла обильные плоды раз­ведка месторождений нефти в Северо-Восточном Китае на низменности, об­разованной реками Сунгари и Ляохэ. В последующие годы открыты значитель­ные залежи нефти в провинциях Шаньдун, Хэбэй; ведется интенсивное исследо­вание прибрежных районов, континен­тального шельфа Бохайского залива, Желтого и Южно-Китайского морей.

Оценки геологических запасов нефти в Китае варьируются в очень широких пределах — от 3 до 50 млрд. т, разведан­ные запасы — более 1 млрд. т. Добыча нефти в 1980 г. составила 106 млн. т.

Ведущую роль в нефтедобыче играют расположенные в Северо-Восточном Ки­тае нефтепромыслы Дацин. На их долю приходится почти половина всей добыва­емой в стране нефти. Эта нефть боль­шей частью перерабатывается на месте, но также направляется в Северный и Восточный Китай и на экспорт.

На второе место в общекитайской добыче нефти за последние годы вышли нефтепромыслы, находящиеся в провин­ции Шаньдун, на третье — новые нефте­промыслы, сооруженные в провинции Хэбэй, неподалеку от Тяньцзиня. Боль­шинство остальных разработок, которые ведутся в разных районах страны, имеют преимущественно местное значение.

Нефтепереработка отстает от нефтедо­бычи. Нефтеочистительные предприятия размещаются как в районах добычи нефти, так и в местах ее потребления. В Северо-Восточном Китае, являющемся важнейшим производителем и потребите­лем нефти и нефтепродуктов, находятся и большие комплексы по переработке не­фти: в Дацине, Даляне, Аньшане. Круп­ными центрами нефтепереработки явля­ются Шанхай, Пекин, Тяньцзинь, На­нкин. На нефтеперерабатывающие пред­приятия Шанхая сырая нефть доставля­ется водным транспортом, другие центры с промыслами соединяют нефтепроводы.

Часть потребностей Китая в жидком топливе обеспечивает переработка горю­чих сланцев. Добыча горючих сланцев и производство сланцевой смолы сосредо­точены в Северо-Восточном Китае и на юге страны, в провинции Гуандун.

Природный газ добывается в основном на юго-западе Китая, в провинции Сычу-ань, где концентрируется подавляющая часть разведанных до настоящего вре­мени месторождений газа. В других рай­онах газ в небольших масштабах добыва­ется попутно с нефтью.

Суммарная мощность электростанций Китая превышает 50 млн. кВт, производ­ство электроэнергии в 1980 г. составило 306 млрд. кВт-ч. Более 80% электро­энергии дают тепловые электростанции, находящиеся в важнейших угольных бассейнах и крупных городах. Электростан­ции в подавляющем большинстве средние и мелкие, мощности отдельных электро­агрегатов, установленных на них, невели­ки. Нехватка электроэнергии — одно из наиболее слабых мест народного хозяй­ства КНР. Из-за этого каждое третье предприятие работает с неполной нагруз­кой. Относительно мало электроэнергии отпускается для сельского хозяйства и на бытовые нужды населения.

Китай располагает очень большими ре­сурсами гидроэнергии, которые оценива­ются в 680 млн. кВт, причем большая их часть приходится на южные районы стра­ны, хуже обеспеченные углем и нефтью. В настоящее время гидроэнергетический потенциал страны используется в неболь­ших размерах. Большое значение прида­ется сооружению малых ГЭС мощностью от 5 до 12 тыс. кВт. Самые крупные в Китае ГЭС находятся в верхнем течении рек Хуанхэ и Сунгари, на притоке р. Ян­цзы и в провинции Чжэцзян.

Отдельные системы электропередач не объединены между собой, что снижает возможности использования имеющихся энергетических мощностей. Важнейшие из региональных энергосистем — Севе­ро-Восточная, Северо-Китайская и Восточно- итайская.

Предполагаемые запасы железной ру­ды оцениваются в 44 млрд. т (третье место в мире после России и Бразилии). Большая часть ресурсов железной руды находится в Северо-Восточном и Север­ном Китае, рядом с месторождениями коксующегося угля, что благоприятствует развитию черной металлургии. Однако качество руды, как правило, невысокое, что предъявляет повышенные требования к объему ее добычи и обогащению. Более высококачественная железная руда име­ется около города Уханя и на острове Хайнань.

В черной металлургии Китая выплавка чугуна традиционно преобладает над вы­плавкой стали. Избыток чугуна частично используется для производства сельско­хозяйственных орудий, бытовых изделий, отливок, а частично экспортируется. Вме­сте с тем нехватку многих видов проката и специальных сталей Китаю приходится восполнять за счет импорта.

Современное развитие черной метал­лургии в Китае отстает от потребностей страны. В 1980 г. выплавка чугуна со­ставила 38 млн. т, стали — 37 млн., а производство проката — 27 млн. т. Из-за нехватки электроэнергии значи­тельная часть мощностей металлургиче­ской промышленности используется не полностью. В некоторых случаях пере­бои в работе предприятий происходят из-за нехватки руды, -поскольку недостает оборудования для ее обогащения. Далеко не все даже крупнейшие металлургиче­ские заводы располагают законченным циклом производства, и для окончатель­ной доводки продукцию приходится пере­правлять на весьма значительные рассто­яния (например, из Юго-Западного Китая в Восточный).

Доменное производство представлено главным образом технически устарелыми печами. Сталеплавильные мощности большей частью составляют мартенов­ские печи, менее распространены конвер­теры и еще меньше — электропечи. В прокатном производстве очень мало станов непрерывного производства и обо­рудования холодной прокатки. Примерно 1/5 чугуна и 1/6 стали производятся на мелких предприятиях и соответственно имеют худшее качество.

Главная металлургическая база — Се­веро-Восточный Китай, где расположены крупнейшие в стране предприятия этой отрасли — комбинаты в Аньшане, а также заводы в Бэньси, Даляне и Фушуни.

В числе других важных центров черной металлургии необходимо назвать Ухань, Баотоу, Шанхай, Пекин, Мааньшань, Паньчжихуа, Тайюань, Таншань, Нун­ции. Каждый из этих центров производит более 1 млн. т стали в год.

На долю Китая приходится 4/5 миро­вых запасов вольфрама. Залежи воль­фрама находятся в провинциях Хунань, Цзянси, Гуанси-Чжуанском автономном районе. Разработки ведутся главным об­разом в провинции Цзянси. Значительная часть вольфрамового концентрата экспортируется. Велики также ресурсы марганцевых руд, по запасам которых Китай занимает второе место в мире после СНГ. Марганцевые руды разраба­тываются как на юге (Хунань и Гуанси-Чжуанский автономный район), так и на Северо-Востоке (Ляонин). Марганец потребляется преимущественно внутри страны, небольшая часть его вывозится. Вместе с тем Китаю не хватает хрома и никеля.

Из цветных металлов Китай наиболее богат сурьмой, производство которой ве­дется главным образом в провинции Хунань. Сурьма экспортируется в Япо­нию и США. Велики также запасы олова. Основным поставщиком его является провинция Юньнань. Олово экспорти­руется в страны Западной Европы, Япо­нию и США. Китай располагает также возможностями экспортировать ртуть, основные ресурсы которой сосредоточе­ны на стыке провинций Гуйчжоу и Хунань.

Выявленные запасы меди в стране не­велики, а размер производства не удо­влетворяет растущих потребностей. Вы­пл


2015 www.global-echo.ru