Азия

Катар

       Содержание:

Культура Катара

В Катаре очень мало пригодных для земледелия почв. В других арабских странах переходившие к оседлости коче­вые племена обращались преимуществен­но к поливному земледелию, в Катаре же они становились главным образом мореходами, рыболовами, ловцами жемчуга, судостроителями. Их орудиями труда стали не ирригационная лопата и соха, а морские суда и промысловое снаряже­ние.

Как и в других странах Персидского залива, в Катаре пользовались для мор­ских перевозок сравнительно крупными двух-, а подчас даже трехмачтовыми парусными судами, в зависимости от раз­меров и особенностей конструкции называвшимися багалями, бумами, самбуками или джальбутами. Багаля — парусник, внешне напоминающий старинные порту­гальские каравеллы, бум — также отно­сительно крупный парусник с прямыми носом и кормой, самбук отличается длин­ным изогнутым носом и приподнятой кормой, джальбут напоминает его, но несколько меньше по размерам. Некогда у всех этих судов передний парус был косым, а задний — прямым, но уже в 19 веке арабские мореплаватели полностью перешли к косым парусам. Традиционная особенность крупных су­дов — квадратная резная надстройка кормы и фигурный форштевень. Для рыболовного и жемчужного промыслов служили суда поменьше — бакары и баданы. Прибрежный лов велся с гребных шлюпок — абар и однодеревок хури. По обычаю, при ловле рыбы пользовались веслами с опальными, а при добыче жемчужниц с ромбовидными лопастями. Традиционные суда в ходу и сейчас, но на них нередко установлены дизельные моторы.

Обычные рыболовные средства — за­пруды из пальмовых ветвей или трост­ника на мелководье, в которых остается рыба после отлива, большие мелкоячеис­тые сети для сардин, железные крючки на современной нейлоновой леске. Об орудиях лова жемчужниц, в основном сохраняющих свой старинный облик, можно прочитать в разделе про культуру Омана.

В то время как рядовые члены племен кормились морем, их шейхи стремились возможно дольше сохранить бедуинские традиции. Они поддерживали связи с кочевыми племенами внутренних районов, некоторую часть года кочевали сами, занимаясь главным образом охотой на дроф и газелей, женились на девушках из шейхских домов бедуинских племен и отдавали сыновей на воспитание в эти дома. Культурное своеобразие феодаль­ной верхушки Катара было скорее беду­инским, нежели приморским. Сейчас от этой специфики сохранилась лишь любовь к охоте в пустыне: с ловчими соколами и гончими собаками, но уже не вер­хом, а на быстроходных автомобилях.

Традиционное жилище приморского населения Катара - оштукатуренные сырцовые пли сложенные из коралловых обломков дома. У жителей внутренних оазисов дома из сырца или пальмовые хижины; у кочевых скотоводов — шерстяные шатры. Для многих поселений оседлых племен, если они не располо­жены рядом с шейхским замком, характерны укрепления для защиты от былых бедуинских набегов: оборонительные сте­ны, сторожевые башни. Таким же был прежде город Доха, состоявший из восьми кварталов, окруженных высокими дувалами сырцовых и каменных домов, в которых более или менее обособленно жили выходцы из разных племен, не­скольких мечетей, укрепленного двор­ца ат-Тани и построенной турками крепо­сти. Теперь от старого города остались ­дворец, минарет главной мечети и зате­ненные пальмовыми циновками рын­ки — суки. Выстроены новые кварталы железобетонных жилых домов для состо­ятельных горожан, целые улицы магази­нов, красивые, отразившие те или иные черты  арабского зодчества правительственные здания, более сотни мечетей. По всему городу разбросаны причудливые, но не лишенные изящества дворцы чле­нов дома ат-Тани. В окрестностях Дохи построен целый город богатых особня­ков - Рийян. где за двухметровыми заборами стоят выполненные по индиви­дуальным проектам дома богачей, над порталами которых вечерами горят не­оновым светом имена их хозяев. А в близ лежащих поселках еще нередки глиняные лачуги и алюминиевые бараки, в которых живут иммигранты-рабочие. Многие по­селки не благоустроены и даже не электрифицированы.

Для одежды широких слоев населения характерно то же, что и в соседних стра­нах, сочетание традиционных северо-аравийских и европейских элементов. В этом сочетании у коренных катарцев чаще преобладают традиционные элементы, у иммигрантов — европейские. В высших слоях катарского общества бо­лее принят, а у женщин абсолютно преобладает национальный костюм. В пище катарцев нет каких-либо специфических, по сравнению с соседними арабскими народами, черт.

В общественной жизни страны боль­шую роль продолжают играть родствен­ные связи и патриархально-феодальные племенные традиции. В этом отношении показательно, что едва ли не все высшие посты в правительстве занимают члены дома ат-Тани. Французские журналисты, побывавшие в Катаре в 1970 г., не­сколько архаизируя политическую, но правильно подметив бытовую ситуации, писали: «Реальной основой власти эмира является племя, вождем которого он оста­ется. Члены племени, бедуины, участвуют в экономическом «буме» лишь в форме получения «премий за лояльность»... Те, кто не могут расстаться с традиционным образом жизни, остаются в пустыне, сохраняя своих верблюдов и вкус к коче­ванию. Те кого привлекает современная жизнь, становятся водителями грузовиков или такси: на этой работе они не чув­ствуют себя отступниками от традиций».

Крепки в Катаре и религиозные устои: хотя катарские ваххабиты не фанатичны, большим уважением пользуются у них сейиды, считающиеся потомками пророка Мухаммеда и стоящие на следующей после феодальной знати ступени общественной лестницы. Далее следуют чле­ны «благородных» племен, за ними - остальное население и, наконец, бывшие рабы и их потомки. Эта традиционная иерархия сочетается с вполне современ­ным противостоянием имущих и неиму­щих, а  также обладающих различными льготами коренных катарцев и лишенных этих льгот иммигрантов.

Общественное и семейное положение женщины сохраня­ет черты неравноправия и бытовой сегре­гации. Так, потребовалось специальное разрешение шейха, чтобы место диктора на телестудии смогла занять женщина.

Значительные поступления от экспорта нефти при очень малочисленном населе­нии ставят Катар на одно из первых мест в мире по уровню дохода на душу населе­ния. Хотя львиная доля этих средств осе­дает в карманах правителей страны, треть их отчисляется на государственные ну­жды и расходуется не только на аппарат управления, но и на просвещение и здра­воохранение. И все же несмотря на некоторые успехи в области здравоохранения, медицинская помощь населению недоста­точна. В стране распространены тропи­ческие инфекционные и паразитарные болезни.

Обучение в школах и медицинская помощь теперь бесплатны. Школьники получают за счет государства завтраки, одежду, учебники. Значительное внима­ние в школах уделяется преподаванию основ мусульманской религии. Мальчики и девочки учатся раздельно. Причем около половины учащихся — девочки: явление для исламской страны необыч­ное. Между тем едва ли не большинство взрослых катарцев остается неграмот­ным.

Литературный язык эмирата — араб­ский, разговорный — его аравийский диалект, но среди образованных катарцев известное распространение имеет и ан­глийский язык, еще недавно являвшийся официальным.

В Дохе издаются газеты и журналы на арабском и английском языках, есть публичная библиотека, ведется радио- и телетрансляция.


2015 www.global-echo.ru