Азия

Оман

       Содержание:

Культура Омана. Традиции и современность

Традиционная материальная и духовная культура оманцев, в особенности населе­ния южной провинции Дофар, близка к йеменской и, так же как и она, заметно отличается от культуры расположенных севернее арабских стран. Это и понятно: в Омане сходные с Йеменом природно-климатические условия, а его население испытало те же южноазиатские и восточноафриканские влияния.

Как отмечалось, для ирригационного земледелия Омана характерны фаладжи, в меньшей степени (в области Эль-Батина)— оросительные колодцы. В горах много террасированных полей, на которые подчас доставляют землю из близле­жащих долин. Обрабатывают их вручную мотыгой сахин или деревянной сохой, запряженной ослами, быками, а иногда и женщинами. Комья земли тщательно разбивают и растирают руками. Воло­чильная доска для заравнивания посева, серп или нож для уборки урожая и другие сельскохозяйственные орудия аналогич­ны йеменским.

Для рыбной ловли применяют пальмо­вые или тростниковые запруды-ловуш­ки — хадра, а на мелководье — огром­ные неводы галь длиной до 150 м и пле­тенные из пальмовых листьев вентери. Несложное снаряжение ловцов жемчуга состоит из рогового зажима для носа, воска или ваты для затыкания ушей, кожаных наперстников для предохране­ния рук от порезов об острые края рако­вин, кошелки для улова на шее и кин­жала от акул за поясом. Судно становится на якорь у края отмели и спускает в воду два троса: С помощью одного из них, к которому привязан камень, ловец быстро опускается на дно, с помощью другого поднимается на поверхность, когда в лег­ких кончится запас воздуха. Ловля жем­чуга сопряжена не только с различны­ми профессиональными заболеваниями: кессонной болезнью, эмфиземой лег­ких, хроническим бронхитом,       но и с опасностью для жизни  из-за многочисленных акул, водяных змей, электрических скатов.

Типы жилища варьируют в разных рай­онах. В Маскате преобладают отчасти напоминающие йеменские двух- или трехэтажные дома с решетчатыми про­емами и балкончиками, круглыми смо­тровыми отверстиями и обнесенной зуб­чатым парапетом плоской кровлей. По­строены они из камня и сырцового кир­пича и покрыты штукатуркой. На окра­инах они сменяются глинобитными доми­ками и хижинами из пальмовых ветвей и циновок. Улицы кривые и очень узкие; нередко над ними протянуты циновки, защищающие прохожих от палящих лучей солнца. Дома Эс-Сохара своей архи­тектурой скорее напоминают прибреж­ный индийский город, нежели город Ара­вийского полуострова. Крестьяне в горах нередко строят башнеобразные дома из камня, на равнинах одноэтажные сыр­цовые или глинобитные дома с хозяй­ственными пристройками, в Эль-Батине обычны пальмовые хижины. Своеобраз­ны жилища дофарских кара: они обитают в устланных коровьими шкурами пещерах или строят на каменном фундаменте куполообразные хижины из сучьев, об­мазывая этот каркас глиной. Для приго­товления пищи и отопления в холодное время служат открытые напольные оча­ги, а в городах также мангалы.

Разнообразие наблюдается и в одежде оманцев. Наиболее распространена оде­жда, близкая к йеменской. Это — клет­чатая повязка-юбка до колен, называ­емая в восточной Аравии изар, и тюрбан (часто красный) у мужчин; длинная рубаха с рукавами без манжет — тоб, суживающиеся книзу штаны —сирваль, черный головной платок —пушийя, или мильфа, и закрывающая лицо прозрачная вуаль или маска с прорезями для глаз — батула у женщин. В более состоятельных слоях населения мужчины часто носят белые рубахи, перетянутые кожаным по­ясом, и полосатые кафтаны. Для фе­одальной верхушки общества характе­рен североаравийский бедуинский ко­стюм с черным или красным пла­щом — абой. Непременная принадлеж­ность оманского мужского костюма — короткий широкий кинжал —джамбийя в искривленных на конце ножнах за поясом. Женщины татуируют лицо и руки синей краской, носят ручные и ножные браслеты, ушные и носовые серьги.

Кара носят черную футу и перекинутый через левое плечо длинный черный шарф — льхаф. Мужчины у них спле­тают волосы в многочисленные косички и, уложив их вокруг головы, семь раз обматывают кожаным ремешком — махфуфом. Сохраняют они и особое вооружение: прямые сабли и обтянутые коровьей кожей маленькие круглые де­ревянные щиты. Женщины одеты в пестрые рубахи, а по праздникам разри­совывают лица синими и зелеными поло­сами, идущими от подбородка и носа к ушам.

Основу питания составляют финики, ячменные или пшеничные лепешки, про­сяная каша или сваренный со специями рис. Заметное место в повседневном питании оседлого населения занимают овощи и фрукты, а у кочевников и полу­кочевников — кислое молоко и топле­ное масло. К этому в зависимости от достатка добавляется мясо и рыба (во внутренних районах обычно сушеная). Парадное блюдо — жареный или фар­шированный барашек, а также плов с бараниной и положенным на дно котла целым цыпленком или ягненком. Едят, как повсюду в Юго-Западной Азии, рано утром, в полдень и за час до захода солнца, сидя за поставленным на пол круглым подносом или разложенным ку­ском ткани. Утром - легкий завтрак, обычно лепешка с чаем, в полдень и вечером еда поплотнее. Некоторые блю­да, например вид мясного паштета — харшу с дробленой пшеницей, жиром и специями, едят ложкой. Наиболее рас­пространенный напиток - чай, который в Омане обычно пьют перед едой. Еще одна местная особенность состоит в том, что оманцы в отличие от других арабов едят и даже считают лакомым блюдом мясо гиены. У кара есть свои пищевые запреты: они не едят птиц и яйца.

Сохранившаяся в условиях патриар­хально-феодального быта племенная организация находится на стадии разло­жения. Многие подразделения племен и отдельные соплеменники разбросаны по всей стране, но и в тех случаях, когда они живут компактно, далеко не всегда признается власть формально выборного, а фактически наследственного главы пле­мени — тамимы. Тем не менее, в сель­ских районах еще живы такие архаиче­ские обычаи, как кровная месть или вменяющий ее выкуп — крупная де­нежная сумма, много десятков голов скота, несколько комплектов одежды и вооружения. Собрать все это одной семье не под силу: помогают родственники. В годы повстанческого движения в Дофаре начали работать комитеты по уре­гулированию межплеменных конфлик­тов, занявшиеся также и разбором дел о кровной мести.

Остатки патриархальности в обще­ственной жизни до недавнего времени дополнялись искусственно сохранявши­мися реакционным правительством сред­невековыми религиозно-бытовыми нор­мами ибадизма. Без специального разре­шения никто не должен был носить евро­пейскую одежду, темные очки, пользо­ваться велосипедом или радиоприемни­ком, фотографировать, курить, петь, тан­цевать и т. д. Нарушение этих запретов, равно как и уклонение от неукоснитель­ного выполнения всех мусульманских об­рядов, влекло за собой тюремное заклю­чение или телесное наказание.

В литературе можно встретить выска­зывания о том, что в Омане женщина не так принижена, как в других странах Аравийского полуострова. Это в известной мере верно в отношении испытавших сильное восточноафриканское и южно­азиатское влияние портовых городов побережья, где в домах часто отсутствует традиционное деление на мужскую и женскую половину, где женщина чаще и свободнее появляется в общественных местах и т. п. Но на большей части тер­ритории страны положение женщины не лучше, если не хуже, чем в других стра­нах Аравии. «Участь женщины — заму­жество или могила», — говорят оманцы. Девочек отдают замуж подчас в 10—12 лет и нередко за пожилых людей. В Омане сохраняются браки по выбору родителей (чаще всего ортокузенные), выкуп за невесту (деньгами, ювелир­ными изделиями и одеждой); в верхушеч­ных слоях общества сохраняется много­женство, допускаются временные браки. Чтобы предотвратить супружескую неверность жен, во внутренних областях Омана практикуют частичное или полное женское обрезание, имеющее целью сделать женщин сексуально холодными. Новобрачную, оказавшуюся не девствен­ницей, муж возвращает родителям.

Изоляция от внешнего мира, в которой до 1970 г. находился Оман, особенно сильно сказалась на развитии его духов­ной культуры. Чтобы предотвратить ка­кое бы то ни было свободомыслие, правительство почти не открывало свет­ских школ, и до 95% населения оставалось неграмотным. Запрещались издание и даже чтение газет и журналов, демонстрация кинофильмов. Поэтому духовная культура оманцев представлена преимущественно устным и музыкальным твор­чеством и прикладным искусством.

В фольклоре, особенно музыкальном, сильны африканские влияния: многие оманские песни являются как бы сплавом заунывных бедуинских мелодий с афри­канской синкопой. Основные музыкаль­ные инструменты — однострунная скрипка — рабаба, флейта — най, бара­бан — даф и маленькие литавры — тимбаль. Есть особые танцы, исполняемые во время свадьбы, на празднике но поводу обрезания мальчиков, а также военные — наиболее популярные, ис­полняемые обычно на любых праздне­ствах. Это — машийя, танец с саблями или бедуинскими посохами-бакура, и резиф, мужской танец в две шеренги.

Среди художественных ремесел выде­ляются резьба по дереву, которой укра­шаются двери домов и квадратная корма больших морских судов, роспись гончар­ных изделий, чеканка медных кофейни­ков и других сосудов, златоткачество, искусная отделка золотом и серебром кожаных поясов, ножен, рукоятей кин­жалов и сабель.

Еще недавно на весь Оман имелась единственная больница, принадлежавшая американской протестантской миссии. Смертность здесь была одной из самых высоких в мире. Женщины в 30, а муж­чины в 40 лет считались уже стариками. Народные лекари и знахари посильно лечили население старинными средства­ми: раскаленным железом при ранениях и разного рода болях и верблюжьей мочой как антисептическим, слабительным и то­низирующим средством.

После 1970 г. в стране стали разви­ваться просвещение и здравоохранение. Но то, что сделано в этой области совер­шенно не удовлетворяет нужды населе­ния страны.

Оман пока еще остается одной из самых слаборазвитых арабских стран. Но в Маскате и Матрахе рядом со старинными дворцами и мечетями уже появились свер­кающие стеклом и новейшими отделоч­ными материалами железобетонные зда­ния правительственных учреждений, по улицам городов мчатся автомобили, по­явилось цветное телевидение. Однако все это— для богатых и власть имущих. Некоторые перемены, произошедшие в Омане за последние годы, призваны создать у народа иллюзию «хорошей вла­сти» и оттолкнуть его от революционной борьбы за социальные преобразования, за подлинную национальную независи­мость.


2015 www.global-echo.ru