Азия

Иран

       Содержание:

Культура Ирана

Судя по традиционным хозяйственным занятиям и культурно-бытовой специфи­ке большей части народов Ирана, и прежде всего самих персов, здесь сохранился лиственно-культурный тип пашенных земледельцев и скотоводов засушливой зоны. На территории страны также пред­ставлен хозяйственно-культурный тип ко­чевых и полукочевых скотоводов с его равнинным (бахтиары, кашкайцы, арабы) и горным (часть курдов и луров) подтипами.

Традиционное пахотное орудие иран­ских земледельцев — деревянная соха с железным сошником, в которую впря­гают быков или ослов. Для боронования служит доска с железными зубьями, для уборки урожая — короткий железный серп. На поливных землях, значительная часть которых обводнена подземными ка­налами — кяризами, важным орудием труда служит также железная лопата для выкапывания оросительных канавок. Распространенное средство передвиже­ния— двухколесная арба; в деревнях чаще используется вьючный транспорт. В скотоводческом хозяйстве кочевников и полукочевников материальное снаря­жение в основном ограничивается лопа­той для рытья колодцев, арканом, уздечкой, седлом.

Жилища в разных природно-климати­ческих зонах Ирана имеют различный облик. Наиболее типичны для персидских деревень глинобитные дома с каркасом из деревянных столбов и горизонтальными балками, на которых держится плоская земляная крыша. Окон в этом жилище нет: свет проникает через двери или не­большие отверстия в крыше или стенах. Вокруг дома расположены хозяйствен­ные постройки. Другой, также распро­страненный тип дома — глинобитное или сырцовое сооружение с куполообразной крышей, состоящее из нескольких ком­нат, окружающих небольшой внутренний дворик. На юге крестьянские дома обычно построены из камня или тростни­ка. Напротив, в сырых и лесистых при­каспийских провинциях севера гилянцы и мазандеранцы строят деревянные дома с остроконечными, крытыми соломой или черепицей крышами, на высоком фунда­менте или даже на сваях для предохране­ния от влаги.

Внутреннее убранство большинства крестьянских жилищ состоит из циновок, на которых спят, прикрываясь зимой шерстяным ковриком или одеялом из ове­чьей шерсти, защищающим от скорпио­нов и фаланг. Для приготовления пищи и обогрева служит курси — жаровня с рас­каленными углями. В холодное время года ее устанавливают под квадратным столиком, накрытым большим одеялом, которым семья во время трапезы и ночью укрывает ноги.

Жилища иранских горцев, например курдов, построены из нетесаного камня или сырцового кирпича. Земляная или соломенная крыша опирается на деревян­ные столбы с потолочными балками. Окном и одновременно дымоходом служит отверстие в центре крыши. Внутри комнаты напротив входа расположены нары, куда на день складывают постель­ные принадлежности. Спят на полу, подле круглого, обложенного кирпичом очага, который считается священным местом: на очаг нельзя плевать, бросать грязь, чтобы не осквернить огонь. Сын, отделяющий свое хозяйство, зажигает в первый раз свой очаг огнем, взятым из родительского дома. Дочь, выходя замуж, прощается с отцовским очагом, обходя вокруг него. Эти традиции связаны с доисламскими зороастрийскими верованиями.

Кочевые жилища бахтиаров, кашкайцев, арабов и других сохранивших подвижный образ жизни скотоводческих народов Ирана представляют собой па­латки, крытые полотнищами из черной (у привилегированных членов кашкайских племен иногда белой или цветной) козьей шерсти. Полотнища натянуты на расстав­ленные в несколько рядов деревянные жерди; чем богаче кочевник, тем больше рядов жердей и соответственно больше величина шатра. Шатры полукочевников внизу часто прикрыты изнутри циновка­ми, а снаружи — невысокими камен­ными стенками. Циновка или кусок ткани делят шатер на мужскую и женскую поло­вины или же на три части, из которых средняя служит загоном для молодняка скота. Внутреннее убранство жилищ ря­довых скотоводов в основном ограничи­вается постельными принадлежностями и посудой.

В небольших городах многие жилые здания сохранили традиционный облик. К каждому дому примыкает дворик с небольшим бассейном. Под домом есть подвальное помещение (аб-амбар), где в жаркие летние дни семья спасается от зноя. Дом окружен открытой террасой, на которую выходит несколько дверей из внутренних помещений. Для обогрева в старых домах используется традиционное курси. Своеобразную особенность жи­лищ жарких южных районов Ирана пред­ставляют бадгиры — вертикальные тру­бы, выведенные над плоскими крышами и снабженные боковыми отверстиями, которые обеспечивают вентиляцию по­мещения.

У состоятельного населения в старых городских домах сохраняется деление на две части: бирун — внешние («муж­ские») комнаты и эндерун — внутренние покои, предназначенные для женщин и детей, куда вход посторонним мужчинам запрещен. Внутреннее убранство таких домов составляют ковры, мягкая низ­кая мебель, множество декоративных стеклянных предметов: зеркала, лампы, вазочки и др.

В то же время в городах Ирана уже немало многоквартирных домов, а в бога­тых кварталах — особняков современно­го типа, лишенных традиционной вну­тренней планировки и обставленных на европейский лад. Это по преимуществу жилища интеллигенции, европеизиро­ванной верхушки общества.

Что касается традиционной одежды персов, то теперь ее носят большей частью в сельской местности и главным образом в отдаленных районах страны. Жители городов, в особенности предста­вители зажиточных слоев населения, ин­теллигенция, почти полностью перешли на европейскую одежду. Головным убором помимо вошедшей в обиход европейской фуражки в сельских местностях служит шерстяная тюбетейка. На ногах широкие слои населения носят дешевые белые парусиновые туфли — гиве, на подошвы которых часто идет резина автопокрышек. Широко рас пространен обычай окрашивать волосы и ногти хной.

Традиционная одежда мужчин и женщин других национальностей довольно значительно отличается от одежды персов. Курды носят рубаху, шаровары, без­рукавку и кафтан, подпоясанный длин­ным (часто до 30 м) шерстяным или хлопчатобумажным поясом. Головным убо­ром служат войлочные или фетровые колпаки, обмотанные яркими шелковы­ми или шерстяными платками с бахро­мой. На ноги надевают шерстяные носки и кожаные постолы, или сапоги. Одежда курдских женщин в разных племенах различается по своему цвету. Это ситце­вые или сатиновые шаровары, рубахи, шерстяные или бархатные безрукавки, обшитые спереди перламутровыми пуго­вицами, кофты, многочисленные юбки в сборку, поверх которых надевают перед­ники. На ногах носят шерстяные с чер­ным или цветным орнаментом носки и кожаные туфли. Головной убор очень сложен по устройству: полусферической формы, обтянутый ярким, разноцветным сукном и шелковыми платками, укра­шенный в несколько рядов монетами. Очень распространены украшения: на­лобные, ушные, шейные, нагрудные, ручные, поясные, ножные. Монеты, пер­ламутровые пуговицы, бусы, бисер — обязательные элементы этих украшений.

В одежде женщин из менее состоятельных слоев европейские элементы еще совме­щаются с национальными. В городах, особенно в религиозных центрах — Куме и Мешхеде, — женщины носят отменен­ное еще в 1920-х годах черное или цветное покрывало — чадур, закрывающее фи­гуру с головы до пят. Такое покрывало менее состоятельные женщины носят также в Тегеране, Исфахане и других городах: для них оно служит прикрытием домашней одежды. Одежда персиянок глухих провинциальных районов состоит из пестрого жилета и кофты, надеваемых поверх рубахи, я также узких длинных штанов (шальвар). Традиционная одежда персов-мужчин состоит из короткой белой рубахи, широких черных штанов, безрукавки и кафтана с широким поясом. Часть рабочих и ремесленников, даже в столице, и сейчас носят рубахи, безру­кавки и штаны национального покроя. Головным убором помимо вошедшей в

 В одежде белуджей преобладают бе­лый и в меньшей степени черный цвета. Мужчины носят широкие шаровары, по­верх них — длинные (ниже колен) рубахи и жилеты, на голове — ярко-голу­бые чалмы. Одежда женщин состоит из черных или темно-красных ситцевых шаровар, таких же, как у мужчин, рубах и нескольких юбок (состоятельные женщины надевают пять и больше юбок).

У азербайджанцев старинная одежда сейчас редко встречается даже в деревушках. Это — рубахи, широкие штаны, куртки, бараньи шапки у мужчин и ко­роткие кофты, широкие юбки, платки у женщин, а также самодельная кожа­ная обувь.

 У гилянцев мужская одежда в основном сходна с одеждой персов, женская существенно отличается. Женщины носят белую рубаху и короткую до колен широкую юбочку в мелкую сетку из легкой цветной ткани, поверх которой надевается темная кофта с длин­ными рукавами и вырезом на шее. Ниж­няя часть кофты, доходящей до бедер, несколько расширена, имеет разрезы и, как и юбочка, обшита по нижнему краю волосками ткани другого цвета. Голов­ным убором обычно служит сложенный по диагонали и завязанный под подбородок платок. Традиционной обуви у гилянских женщин не существует: в прошлом они всегда предпочитали ходить босиком.

Основная пища большей части населе­ния — лепешки (лаваш), кислое молоко (мает), брынза, овощи, фрукты, чай. У средних и высших слоев населения в ходу котлеты из мяса и зелени, шашлык, мясной суп, маринованные овощи, фруктовые соки со льдом (шербет). Спиртные напитки в Иране употребляют мало. Одно из самых любимых праздничных блюд— плов, который готовят разными способами и с различными приправами; две его основные разновидности — пилау (рис варится вместе с приправами) и чилау (приправы подаются отдельно). Широко распространено курение каль­яна.

В современном семейном быту персов и других народов страны стали редки такие явления, как многоженство или запрещенные законом временные браки (сигэ), но ранние браки еще имеют место, особенно в деревне. Для подавляющего большинства населения правилом является единобрачие, но законодатель­но провозглашенное равноправие жен­щины еще не вошло в быт: даже в горо­дах оно не всегда осуществляется на деле. Среди основной массы населения семейные отношения сохраняют весьма консервативный, патриархальный харак­тер: практически еще сильна власть мужа над женой и власть родителей над детьми.

Исключение составляют гилянцы, у ко­торых сохранились значительные остат­ки матриархата. Гилянка — хозяйка дома, в ее ведении находятся не только продукты, но и деньги, она занимает независимое положение в семье, уча­ствует в общественной жизни наравне с мужчиной и свободно общается с посто­ронними как на улице, так и дома. Но на ней лежат и самые тяжелые земледель­ческие работы, в частности рисоводство, а также шелководство. Интересна и дру­гая традиционная особенность разделе­ния труда у гилянцев: девушки пасут скот, мужчины же доят коров.

Характерная черта общественного быта Ирана, как, впрочем, и многих дру­гих южных стран, — тяга населения к общественным местам, площадям, ули­цам, базарам. Иранцы любят оживление, сутолоку, громкие разговоры, торг на базарах иногда только ради развлечения. На улицах, в лавках, в чайхане говорят о житейских делах, обмениваются мнени­ями. Роль своеобразного клуба для мелкобуржуазных слоев общества играют бани, где за чаем, курением кальяна и разговором люди проводят немало вре­мени.

Среди многочисленных народных праздников наиболее важный и популяр­ный— Новый год (Ноуруз), справля­емый в течение пяти дней. Он приходится на первое число месяца фарвардина, что соответствует весеннему равноденствию 21 марта, когда наступает весна и уста­навливается благодатная погода.

К Ноурузу начинают готовиться зара­нее, во всех домах производят уборку, готовят праздничную пищу, люди побогаче приобретают новую одежду. Суще­ствует поговорка: «После праздника ста­рая одежда пригодна лишь для того, чтобы висеть на краю минарета». Новому году предшествует всеобщее оживление, ощущаемое особенно на базарах, улицах, в общественных местах. В последнюю среду старого года во дворах, на улицах раскладывают костры, прыгают через них, гадают. В вечер накануне Ноуруза устраивают фейерверк. В первый день праздника все члены семьи обычно нахо­дятся дома, во второй день посещают родителей, живущих отдельно, в последу­ющие дни ходят в гости к знакомым и принимают гостей у себя. По всей стране проводятся народные гулянья, устраива­ются загородные прогулки и пикники на лоне природы; малосостоятельные жите­ли организуют пикники на улицах и в скверах городов. Каждая семья отмечает Новый год особым праздничным столом, носящим название хафт син, что означает «семь с». На столе должны обязательно находиться семь предметов, персидские названия которых начинаются на букву «с» (яблоки, чеснок, уксус, проросшее на тарелке зерно и др.). Принято готовить плов с овощами.

Иранцы любят зрелища. Из действу­ющих театральных коллективов страны лучший — при Тегеранском университе­те, выезжающий на гастроли и в другие крупные города. Пьесы нравоучительно­го и комедийного характера часто передаются по иранскому телевидению. Раз­личные виды народного театра (куколь­ный театр, театр марионеток) и музыкальные комедии, столь популярные ра­нее в народе, официально не признаются и не поощряются. В Тегеране есть несколько небольших частных театров, однако они ставят слабые в художествен­ном отношении, бессодержательные пье­сы. Начинает развиваться национальный балет.

В 1967 г. в Иране был открыт музы­кальный театр им. Рудаки, при котором создан государственный симфонический оркестр под управлением дирижера Хешмата Санджари. Это первое в Иране современное театральное помещение, но оно предназначено в основном для кон­цертных исполнений симфонического оркестра и коллективов зарубежных артистов, приглашаемых на гастроли в страну. Оперная и балетная труппы театра пока еще не набрали силу. В те­атре им. Рудаки ежегодно в октябре про­водится фестиваль искусств, цель кото­рого ознакомить иранский народ с куль­турным наследием прошлого, а также с современным искусством. Однако про­стой народ не в состоянии посещать театральные представления из-за высо­кой стоимости билетов.

Кинопромышленность начала разви­ваться лишь после второй мировой вой­ны. Иранские киностудии выпускают значительное количество национальных фильмов; некоторые из них, например «Мазендеранский тигр», получили премии на международных фестивалях. Но общий уровень киноискусства невысок, так как занимательность сюжета и пре­красная игра артистов не могут компен­сировать неактуальности тематики боль­шинства сценариев. Однако появляются на экранах и фильмы, в которых ставятся социальные проблемы. В иранских кино­театрах демонстрируется огромное коли­чество дублированных иностранных ки­нофильмов, среди которых немало бо­евиков, пропагандирующих пресловутый американский образ жизни.

Иранцы очень любят поэзию. Многие, даже неграмотные люди, знают наизусть стихи или изречения персидских класси­ков.

Персидская литература, давшая чело­вечеству в период своего расцвета, в X—XIV вв., таких гигантов художествен­ного слова, как Фирдоуси, Омар Хаям, Хафиз, Саади, в последующее время, вплоть до середины XIX в., переживала упадок. Характерными чертами персид­ской литературы этого периода стали избитые литературные штампы, цвети­стость и вычурность языка, погоня за сложностью формы. В XX в. с ростом национально-освободительного движе­ния и развертыванием борьбы за консти­туцию на смену придворной поэзии, любовной лирике (газели) и хвалебным одам (касиды) пришла гражданская по­эзия. В 1920-х годах развернулась деятель­ность таких замечательных поэтов, как Ираджмирза, Малек-ош-Шоара Бахар, Фаррохи Йязди (погиб в тюрьме), Мир-заде Эшки (убит реакционерами) и др. Тогда же появились первые социально-бытовые романы: «Страшный Тегеран» Мошфега Каземи, «Мрачная жизнь труженика» Ходаде, «Были и небылицы» Джамалзаде. В 30-х годах в персидскую литературу пришел мастер короткого сатирического рассказа Садек Хедаят. Он вместе с Бозоргом Аляви, Фарзадом и Минови создал литературную группу «Четверка», распавшуюся в результате репрессий во второй половине 1930-х годов. В 1940-е и 50-е годы расцвело творчество прозаиков Бехазина, Эхсана Табари, Абдолхосейна Нушина, литературоведа и писателя Нателя Ханляри, ученого и литератора Сайда Нафиси, Садека Чубака. Али Афраште, поэтессы Жале, поэта Cайе и др. Однако позднее некоторые из иях (Аляви, Табари) должны были эми­грировать. В 1920-е годы получил извест­ность основатель нового направления в поэзии (свободный стих, подчинение ритма и рифмы содержанию) Нима-Юшидж.

Изобразительное искусство Ирана имеет многовековую историю. Памятни­ки, сохранившиеся со времен Ахемени­дов. свидетельствуют о том, что свыше 2 тыс. лет назад в стране существовали величественные дворцы с обширными многоколонными залами, украшенными рельефными изображениями бытовых, военных и охотничьих сцен. Наиболее вольно о высокой культуре Древнего Ирана свидетельствуют исторические па­мятники его древней столицы — Пересполя.

Средневековая архитектура достигла совершенства в сооружении мавзолеев, период — XII—XIII вв. Изделия иранских мастеров, собранные в музеях всего мира, до сих пор восхищают посетителей своей тонкостью, совершенной красотой, ха­рактерным колоритом.

Исторические памятники в Иране объявлены национальным достоянием и находятся под охраной государства. В археологическом и этнографическом музе­ях, в музеях декоративного и народного искусства, а также в Голестанском дворце собраны ценнейшие предметы старины.

В настоящее время усилиями прави­тельства восстанавливается характерный для средневековья высокий уровень прикладного изобразительного искусства. При Министерстве культуры и искусства созданы мастерские и цеха по изготовле­нию серебряных и эмалевых предметов, миниатюр, художественной керамики, мозаики, инкрустации, златоткачеству и особенно ковроделию, до сих пор оста­ющемуся важнейшей отраслью ремесленного производства многих народов Ира­на. Некоторые современные архитекто­ры Ирана пытаются сочетать в новых постройках мечетей, минаретов, отделанных богато орнаментированными изразцами. Высо­кого мастерства достигла живопись, глав­ным образом миниатюра и стенная рос­пись. Образцы росписи, расцвет которой приходится на позднесефевидский пе­риод, сохранились на памятниках Исфа­хана (стены дворцов Али-Гапу и Чехель-Сотун). Миниатюра на бытовых предме­тах (зеркалах, шкатулках и др.) нередко сочеталась с инкрустацией из кости, меди и дерева. Как и миниатюра, знаменитое персидское ковроделие достигло своего расцвета в XVI в. Расцвет иранской ке­рамики  приходится   на  более  ранний западный стиль с элементами древнеиранского зодчества.

Развитие экономики и сдвиги в обще­ственной жизни, происходящие в Иране в последнее десятилетие, привели к опреде­ленному прогрессу в области просвеще­ния, науки, здравоохранения, спорта.

Для борьбы с неграмотностью создан так называемый корпус просвещения. Молодые люди, призванные на военную службу и зачисленные в этот корпус, направляются на два года преподавателями в сельские школы. Они учат не только детей, но и взрослых. Для распро­странения навыков гигиены и санитарии в сельской местности и оказания крестья­нам медицинской помощи создан подоб­ный же корпус здравоохранения.

В стране значительно выросло число населения, умеющего читать и писать. Если в 1956 г., по данным ЮНЕСКО, население Ирана было неграмотно на 85—90% (среди сельского населения гра­мотных было менее 4%, в том числе среди женщин — около 1%), то в 1968 г. негра­мотность снизилась до 70%. В 1974 г., по иранским данным, неграмотное насе­ление моложе 50 лет уже составило не­многим менее 50%.

В середине 20 века в Тегеране и в других крупных городах созданы новые высшие учебные заведения (государ­ственные и частные), проведена пере­стройка системы высшего образования с ориентацией на подготовку технических кадров для развивающейся промышлен­ности и сельского хозяйства. При этом была сокращена подготовка специали­стов в области гуманитарных наук. Орга­низованы центры профессионального и технического образования.

Возрастает количество студентов в вы­сших учебных заведениях. В 1971/72 г. в более чем 35 университетах, институтах и колледжах обучалось 84 тыс. человек, в 1976/77 г. — 150 тыс., а к концу 70-х гг. намечено довести число обучающихся в университетах и институтах до 180 тыс. человек. Свыше 50 тыс. юношей и деву­шек получают высшее образование за границей.

В 1974 г. в Иране введено бесплатное обучение в средней и высшей школе. По утвержденному проекту закончившие курс обучения должны отработать на предприятиях и в учреждениях государ­ственного или частного сектора один год за каждый год обучения в полной средней школе и два года — за каждый год обуче­ния в высшем учебном заведении. В слу­чае отказа учащиеся оплачивают расходы по их обучению. Эти правила распростра­няются и на иранских студентов, послан­ных для продолжения образования за границу.

Медицинское обслуживание в Иране в настоящее время далеко не удовлетворяет потребности страны, но и в этой области произошли довольно значительные сдвиги.

В стране полностью ликвидированы заболевания трахомой, которая раньше была бичом населения южных городов и деревень, большие успехи достигнуты в борьбе с туберкулезом, венерическими болезнями, проказой. В результате борьбы с детскими эпидемическими заболеваниями детская смертность значительно снизилась.

В 1970-х гг. общее количество врачей по стране по сравнению с 1960 г. увеличи­лось приблизительно вдвое. Однако и этого количества врачей недостаточно Несмотря на значительное число построенных в последнее время больниц, в стране все еще не хватает больничных коек.

Заметное развитие в Иране получил массовый спорт. За последние годы построено большое количество стадионов в столице и в провинциальных городах Излюбленными видами спорта являются футбол, тяжелая атлетика, борьба, а также волейбол и фехтование. Во время народных праздников часто устраиваются спортивные состязания. Традиционных видом спорта является борьба.


2015 www.global-echo.ru