Азия

Ливан

       Содержание:

Культура Ливана: традиции и современность

Физико-географические особенности горного Ливана обусловили многие осо­бенности его материальной культуры. Горный ландшафт заставляет крестьян прибегать к террасовому земледелию. Террасированные склоны напоминают лестничные марши, ломаной линией взбе­гающие от подножия гор к их вершинам. Такая планировка способствует свобод­ной циркуляции влаги после дождей.

Трудоемкие сельскохозяйственные ра­боты издавна выполнялись в Ливане про­стыми традиционными орудиями. Для вспашки использовалась деревянная соха, имеющая только один железный сошник, насаженный на деревянное острие. По­добная соха, неглубоко взрыхляющая по­чву, бытует в Ливане, как и в соседних арабских странах, с незапамятных времен и до сих пор еще не вполне вытеснена современным плугом. Сев обычно ве­дется вручную. В качестве бороны иногда еще используют тяжелое бревно, прота­скиваемое по полю для заравнивания борозд. Жнут металлическим серпом, но­жом. Молотят при помощи каменного катка или ряда железных дисков. Иногда обходятся без специальных орудий, прогоняя домашний скот по току круг за кругом. Веют широкими деревянными вилами.

При уходе за садовыми и бахчевыми культурами используются мотыга, нож, длинные шесты для сбивания плодов. Применяемые для получения оливкового масла прессы представляют собой боль­шой каменный чан, в котором вращается на оси тяжелый жернов, приводимый в движение тягловым животным. В послед­ние годы в деревне все больше появляется современных сельскохозяйственных ору­дий.

Традиционное ливанское жилище представляет собой многокомнатный (реже однокомнатный) одно- или двух­этажный каменный дом с плоской кры­шей. Двухэтажное здание часто имеет форму уступа, и перекрытие первого этажа служит террасой для второго. На террасах сушат зерно, принимают гостей, спят в жаркое время. Нижний этаж испо­льзуется как хлев, там же хранится топливо и сельскохозяйственный инвен­тарь. Оконные и дверные проемы обычно оформлены в виде тройных полуциркуль­ных или стрельчатых арок. Кровлю под­держивают один-два каменных столба. Земляная плоская крыша и терраса нуждаются в частой утрамбовке. Для этого применяются тяжелые ручные катки из известняка, постоянно находя­щиеся на кровле.

С конца XIX — начала XX в. в Ливане стали строить каменные дома под четы­рехскатной крышей, крытой ярко-красной фабричной черепицей. Постепенно такие дома превратились в деталь тради­ционного ливанского пейзажа. В 30-х годах дорогостоящую и хрупкую чере­пицу вытеснили новые материалы. Стали широко применяться железобетонные конструкции. Однако в сельской местно­сти даже такие дома воспроизводят тради­ционный тип ливанского жилища. У них плоская крыша, хотя уже не земляная, а бетонная.

Несравненно меньше осталось от традиционной архитектуры в городах, особенно в Бейруте. Как все старые горо­да, Бейрут стал обновляться с окраин. Сначала 10-16-этажные здания в стиле модерн окружили его полукольцом, а затем стали пробиваться к центру. И вместе с ними на узкие кривые улочки, которые застраивались много веков на­зад, когда город еще был окружен кре­постной стеной, хлынул поток автома­шин.  Очень скоро машины заняли  в

городе все свободное пространство.

Проблемой стал не только паркинг, но даже проезд через центр. Это толкнуло власти решению построить обводное шоссе вдоль моря. Затем пробили широкую магистраль от центральной площади к аэродрому, соорудили несколько подземных тоннелей и путепроводов для машин, крупные буржуа, банки и компании тут же стали скупать участки вдоль новых проспектов и ставить на месте домов традиционной ливанской архитектуры с внутренними двориками, стрельчатыми сводами и узкими окнами железобетонные коробки, отделанные гофрированным алюминием и пластиком, на плоских крышах которых нередко расположены рестораны. Новые постройки радуют глаз разнообразием, смелостью архитектурной мысли, четкими вертикальными линиями, но лишают Бейрут восточного колорита, делают его близнецом южно-европейских городов.

Здания в центре строят многоэтажные, так как земля в городе ценится на вес золота. Однако городские власти ставят условие архитекторам: высота здания не должна превышать ширину улицы больше, чем в полтора раза. Это делается для того, чтобы улица не превращалась в глубокий колодец, куда совсем не проникает солнце. Домовладельцы и архитекторы нашли выход. Они строят два-три этажа ниже уровня тротуара. Там размещаются склады, подсобные помещения, котельные, гаражи, а иногда магазины и кинотеатры.

Традиционная обстановка и утварь ливанских жилищ в значительно большей степени сохраняется в сельских районах, нежели в городах. В стенах и перегородках деревенских домов сделаны ниши, которые используются для хранения постели, одежды и посуды. В помещении, предназначенном для приема гостей, зычно стоит низкий диван с плоскими подушками в ярких наволочках, прямоугольный стол и деревянные табуреты с плетеными сидениями. В зимнее время для дополнительного обогрева пользуются открытой жаровней. Спят на тюфяках и овечьих шкурах или же на кроватях европейского типа.

Собственно домашняя утварь не отличается разнообразием. Нередко в доме имеются котел, латунный кофейник, ручная цилиндрическая мельница для кофе, большая каменная ступка с пестом, несколько глиняных сосудов различного назначения, медные и плетеные блюда, чашки, стаканы, иногда несколько таре­лок и столовые приборы. Особо можно отметить распространенный во многих средиземноморских странах глиняный сосуд для питья, из которого пьют, не касаясь горлышка губами и держа сосуд на весу так, чтобы струя была направлена прямо в рот.

Старинный костюм ливанского горца состоит из черных шаровар, рубахи, под­поясанной широким красным или чер­ным кушаком, и короткой шерстяной куртки. Головным убором служит фетро­вый колпак, обмотанный белой тканью; обувью— сапоги, подбитые гвоздями, кожаные постолы или туфли без задни­ков. Женский костюм отличается боль­шим разнообразием, но преобладают длинные платья различных цветов и широкие шальвары. Своеобразен быто­вавший до середины XIX в. головной убор замужних ливанок — тантур— узкий конус высотой около 30 см, укрепляемый на макушке при помощи матер­чатой подставки. С острия конуса ниспа­дает полупрозрачная белая вуаль, а сам он покрыт чеканным серебром или золо­том. Тантур, увеличивая рост женщины, придает ее фигуре подчеркнутую строй­ность.

Сейчас традиционная одежда даже в селениях встречается обычно лишь в сочетании с элементами европейского костюма. Среди христиан одежда евро­пейского покроя распространена шире, чем среди мусульман.

Важное место в рационе ливанского крестьянина занимает бургуль (крупа из пшеницы), приправленный топленым бараньим жиром, оливковым маслом или кислым молоком— лябаном. Лябан делают из козьего или коровьего молока для того чтобы сохранить на зиму, его обезвоживают, скатывают комки и погружают в оливковое масло. Из козьего молока приготавливают  также соленый сыр. В зависимости от сезона к хлебу, бургулю и лябану добавляются бобы, чечевица, маслины, различные овощи и фрукты.

Около половины калорий, получаемых средним ливанцем, приходится на хлеб и хлебные изделия. Хлеб выпекают в дере­венской пекарне или дома— в тануре— глиняной печи хлебо-булочные изделия. Тесто налепляют на внутренние стенки раскаленной печи, и через три минуты лепешки готовы. Обычные виды хлебных изделий— широкие или круглые лепешки. Выпекают также различные сладкие булочки с добавлением пряностей, фисташек, миндаля.  

Мясо появляется на столе ливанского крестьянина сравнительно редко. Обычно это козлятина или баранина. Варе - круто просоленное баранье мясо сохраняется всю зиму и служит составной частью некоторых блюд.

Для арабов Ливана характерна моногамная семья, включающая мужа, жену и детей, но в некоторых глубинных районах страны еще встречается и большая патриархальная семья, в которой сыновья не отделяются от отца, продолжая вести с ним общее хозяйство.

Во всех слоях населения без различия религиозной принадлежности сохраняется такая древняя форма брачного союза: брак с двоюродной сестрой по отцу - так называемый ортокузенный брак. До сих пор бытует и брачный выкуп за невесту, принимающий нередко вид денежного подарка будущим супругам со сто­роны родителей жениха. Браком, разводом и наследованием, опекунством, усыновлением в современном Ливане, ведают религиозные суды, особенные для каждой из конфессиональных общин.

Каждая из конфессиональных общин ведет свой религиозный календарь с особыми праздниками и постами. Христиане отмечают еженедельный праздник в воскресенье, а также общехристианские праздники: пасху, рождество и т. д., причем у православных, латов и протестантов одноименные торжества приходятся на разные числа. У мусульман еженедельный праздничный день — пятница. Они торжественно отмечают день рождения пророка Мухамеда, праздник жертвоприношения, праздник разговения после поста в месяц ладан и т. д. Шииты соблюдают траур в месяц мухаррам как память о своих великомучениках. Друзы собираются на еженедельную молитву по четвергам.

Прогрессивные силы Ливана ведут активную борьбу за уничтожение религиозной разобщенности. Все чаще праздник одной из общин становится поводом для торжеств и остальных. Еще важнее то, что весь народ отмечает гражданские национальные праздники Ливана: день независимости (22 ноября) и День эвакуации (31 декабря).

На какой бы ступеньке социальной лестницы ни находился ливанец, он стремится дать своим детям приличное образование, хотя обучение стоит немалых денег. Это стало традицией, которая особенно сильна в христианской общине среди состоятельной части мусульман. Наиболее известные университеты страны находятся в столице. Это Ливанский национальный университет, Ливанский арабский университет (филиал Александрииского), где преподавание ведется с пана­рабским уклоном. Университет св. Иоси­фа, созданный иезуитами, и Американ­ский университет. Последний (созданный в 1866 г.) состоит из 7 основных факультетов, гим­назии, музея и библиотеки. Ливанцев среди студентов немногим больше половины: остальные приехали из других арабских, многие из африканских и южноазиатских государств. Этот универ­ситет уже давно считается крупнейшим проводником американской идеологии и культуры на Ближнем Востоке.

Влиянием, выходящим за пределы страны, пользуется ливанская печать, ко­торая в основном сосредоточена в Бейру­те. В городе находятся более 200 имеющихся в стране типографий, издается более 40 ежедневных газет (в том числе четыре— на армянском язы­ке, две— на французском, одна— на английском), 50 еженедельников на че­тырех языках и около 100 различных журналов— больше, чем в любой дру­гой арабской столице. О ливанских газе­тах в Бейруте шутят, что они знают о любом событии за час до того, как оно произошло. И действительно, если в самом Ливане или другой арабской стране случилось что-либо важное, мест­ные журналисты проявляют верх оперативности. Уже через час-другой по городу бегают продавцы газет с экстрен­ными выпусками, стараясь перекричать сигналы автомашин. Ведущие газеты и журналы, издаваемые в Ливане, читают в Дамаске, Каире, Кувейте, Аммане и даже в Дакаре.

Ливанская литература— одна из са­мых развитых в арабском мире. Еще до первой мировой войны в ней началось сильное движение за отход от традицион­ных догм, связанное с именами таких известных писателей, как Халиль Джебран, Амин Рейхани, Михаил Нуайме и давшее начало ряду новых направлений, в том числе критическому реализму. В творчестве крупнейших современных ли­ванских прозаиков и поэтов: Аббуда, Ханна, Дакруба, Аш-Шиххаля— видное место занимают социальные и политиче­ские проблемы. В то же время в стране немало писателей, произведения кото­рых испытали влияние западного модер­низма.

На этом фоне успехи музыкального и драматического искусства выглядят скромнее, хотя ливанцы очень любят песни и танцы, а сельские праздники не обходятся без самодеятельных постано­вок. На весь арабский мир известно имя замечательной певицы Фируз— испол­нительницы народных песен, которая с успехом гастролировала в СССР, Фран­ции, Италии.

Однако в стране еще мало постоянных театров, крупных музыкаль­ных коллективов. В кинотеатрах демон­стрируются в основном иностранные фильмы, а собственная кинематография пока еще слаба, хотя и существует с конца 20-х годов. В последнее время небольшие артистические труппы, орке­стры, музыкальные ансамбли сконцен­трировались вокруг телевидения.

Ярким событием в культурной жизни страны становятся ежегодные музыкаль­ные фестивали в Баальбеке. Для участия в фестивалях приглашают известных певцов и музыкантов из-за границы. Там в течение нескольких дней, среди искусно осве­щенных развалин храма Юпитера перед многими тысячами зрителей выступают местные танцевальные и драматические коллективы, показываются сцены на ис­торические и современные сюжеты. В Баальбеке можно услышать и увидеть лучшие образцы ливанского песенного и танцевального фольклора. Эти фестива­ли входят в туристическую программу для иностранных гостей, но вполне отчет­ливо проявляется тенденция придать им национальный характер, сделать их та­ким событием, которое способствовало бы подъему ливанского искусства.

Значительное развитие получили в Ли­ване изобразительное и прикладное ис­кусство, связанное с гражданским стро­ительством, кустарными промыслами, полиграфией. Распространены узорное ткачество, ковроделие, многоцветная вы­шивка, чеканка по меди, инкрустация костью и перламутром деревянных и металлических изделий.

Предприимчивость ливанцев находит свое отражение и в культурной жизни, национальном характере, которым при­сущи отсутствие косности, тяга ко всему новому, современному. Не трудно заме­тить, что ливанцы во всем предпочитают «модерн»— и в технике, и в одежде, и в архитектуре, и в живописи, и в музыке. Зачастую это вызвано чисто прагматиче­скими причинами, но нельзя пройти мимо того факта, что Ливан опережает многие другие арабские страны и по развитию просвещения, и по числу издающихся здесь газет, журналов и книг на душу на­селения.


2015 www.global-echo.ru