Океания

Науру

       Содержание:

Общие сведения о Науру (Республике Науру)

Остров Науру расположен почти у самого экватора, в значительном отдалении от других островов. Это одна из самых маленьких стран мира; площадь остро­ва — 22 кв. км, население — около 11 тыс. человек (оценка 2009 года), из которых коренные жители составляют половину.

Науру — республика, входящая в со­став Содружества, возглавляемого Вели­кобританией. По конституции, глава государства — президент, избираемый Законодательным советом (парламен­том); он же возглавляет Государственный совет (правительство), состоящий из пяти человек. Официальные языки страны — науруанский и английский.

История заселения Науру остается по­чти неизученной. В прошлые века сюда изредка попадали лодки с терпящими бедствие микронезийцами и, возможно, по­линезийцами. В условиях длительной изоляции здесь сложились обособленный язык и во многом своеобразная культура. По мнению ученых, науруанский язык находится лишь в дальнем родстве с дру­гими языками Центральной и Восточной Микронезии.

В 1798 г. Науру был открыт англий­ским капитаном Дж. Фирном. Местное население, делившееся на двенадцать ро­довых групп, находилось тогда на ста­дии разложения первобытнообщинного строя. В середине XIX в. здесь начали селиться первые европейцы. Это были беглые каторжники, дезертиры с подхо­дивших к острову китобойных судов, а позднее и отдельные торговцы. Чуже­земцы занесли на остров венерические болезни, они спаивали науру (науруанцев), разжигали междоусобные войны, ставшие несравненно более кровопролит­ными в связи с употреблением огне­стрельного оружия.

В 1888 г. Науру был аннексирован Гер­манией. Население острова было обло­жено налогом. Но еще некоторое время остров продолжал жить своей уединенной жизнью. Положение изменилось после того, как здесь были обнаружены круп­ные залежи фосфоритов. В 1906 г. нача­лась их добыча колонизаторами, и это наложило глубокий отпечаток на всю дальнейшую историю Науру.

После первой мировой войны остров стал мандатной территорией Великобри­тании, Австралии и Новой Зеландии, но непосредственное управление им было возложено на Австралию. Эти державы выкупили у частной компании все ее «права» на залежи фосфоритов и создали специальную организацию «Бритиш фос­фат комишинерс» для добычи и продажи науруанского «камня плодородия». Что же касается коренных жителей, то им выплачивалась лишь мизерная компенса­ция за вывозимые фосфориты.

Драматические события развернулись на Науру в годы второй мировой войны, когда остров был захвачен японскими войсками. 1200 науру были высланы на остров Трук (Каролинские острова), где более трети изгнанников умерло голодной смертью.

Окончание войны привело к восстанов­лению на острове довоенных порядков, только он стал теперь именоваться подопечной территорией. Однако ветер пере­мен, пронесшийся над всеми континента­ми, достиг и этого маленького острова. Науру начали упорную борьбу за незави­симость, за право самим распоряжаться природными богатствами.

Требования науру были активно под­держаны в ООН Советским Союзом, дру­гими странами, молодыми независимыми государствами Азии и Африки; их борьба опиралась также на поддержку прогрессивных кругов самой Австралии. В результате колонизаторы были вынуждены пойти на уступки: на острове появились органы самоуправле­ния, были увеличены отчисления корен­ным жителям за добываемые фосфориты. А 31 января 1968 г. над Науру взвился флаг независимости.

Науру — коралловый остров, подня­тый движениями земной коры на несколько десятков метров над поверхно­стью океана. Остров опоясан узким барьерным рифом, отстоящим от берега на 150—300 м; за рифом начинается крутой подводный склон. По своим очер­таниям Науру напоминает перевернутую суповую тарелку. Береговая низменность тянется кольцом шириной 100—300 м; здесь расселены местные жители, сосре­доточены производственные постройки, расположен небольшой аэродром, нахо­дятся посадки кокосовых пальм, рощи пандануса. С моря эту низменность окаймляет узкий пляж из белого кораллового песка, а от внутренней части острова ее отделяет вал из кораллового известняка, возвышающийся на 40—50 м над уровнем оке­ана. За валом находится более или менее ровное плато, занимающее около 85% поверхности острова. Это плато некогда было дном лагуны атолла, покрытым морской водой, а нынешний кольцеобраз­ный вал возник на месте древних корал­ловых рифов. В юго-западной части плато расположено небольшое мелковод­ное солоноватое озеро Буада — реликт наиболее глубокой части древней лагуны.

На плато под тонким слоем почвы зале­гают фосфориты — главное богатство острова. Многочисленными «карманами» они проникают в толщу кораллового известняка на глубину до 5—8 м. Поэтому там, где фосфориты уже выра­ботаны, остается фантастическое нагро­мождение известняковых зубцов и пира­мид — мертвый «лунный» пейзаж. В тех же частях плато, где добыча еще не нача­та, сохранились леса, состоящие преиму­щественно из жестколистных пород. Доминирует среди них калофиллиум — де­рево высотой 10—12 м с изогнутым, часто наклоненным стволом и широкими листьями.

Науру находится в области эквато­риального климата. Средняя годовая тем­пература здесь 28° с незначительными колебаниями по месяцам. Влажный пе­риод приходится на ноябрь — февраль, когда дуют западные ветры. В остальную часть года преобладают юго-восточные пассаты, с которыми связана ясная и сухая погода, перемежаемая внезапно на­летающими шквалами. Среднегодовое количество осадков — 2000 мм. Но в засушливые годы их выпадает во много раз меньше нормы. Рек и ручьев на острове нет, поэтому дождевая вода слу­жит для питья и заботливо собирается островитянами в специальные резерву­ары. Длительное отсутствие осадков не только наносит сильный ущерб дикой и культурной растительности, но и чревато катастрофической нехваткой питьевой воды. Теперь недостающую питьевую воду доставляют на Науру из Австралии.

С корабля северо-восточное побережье Науру кажется заброшенным и безлюд­ным. Но стоит обогнуть остров с запада, как картина меняется. На берегу раски­нулся крупный поселок с современными зданиями, электростанцией, длинными рядами складских помещений, гигантски­ми портовыми кранами-транспортерами. Под погрузкой стоят большие океанские суда. Они приходят сюда за фосфорита­ми: урожайность австралийских и новозе­ландских полей во многом зависит от этого «камня плодородия».

Согласно наи­более распро­страненной ги­потезе, фосфо­риты образова­лись в резуль­тате сложного геохимического взаимодействия гуано (помета морских птиц), коралловой из­вести и морской воды. По дру­гой гипотезе, образование фосфоритов связано с отми­ранием план­ктонных и дру­гих организмов в лагуне в про­цессе поднятия атолла и последующей ре­акцией фосфат-содержащих компонентов разлагающегося органическо­го вещества с коралловой известью.

Вся современная науруанская экономи­ка базируется на добыче фосфоритов. Здесь широко применяются бульдозеры и шагающие экскаваторы, но со дна сужи­вающихся книзу «карманов» фосфориты все еще извлекают вручную. Огромные грузовики-самосвалы курсируют между карьерами и узкоколейной железной до­рогой, по которой добытую породу доставляют к побережью. Здесь она измельчается на специальных мельницах, подсушивается во вращающихся цилиндрических сушилках, а затем поступает на склады либо прямо на стоящие под погрузкой суда. Барьерный риф не позво­ляет кораблям подходить непосредствен­но к острову. Они останавливаются возле рифа, примерно в 200 м от берега; здесь их крепят к буям, стоящим на глубоковод­ных якорях. Погрузка происходит с помо­щью кранов-транспортеров, укреплен­ных на гребне рифа. По этим гигантским сооружениям фосфоритовая «мука» по­падает с берега прямо в корабельные трю­мы.

На добыче фосфоритов трудятся закон­трактованные рабочие (микронезийцы с Кирибати, полинезийцы с Тувалу, китайцы из Гонконга). Сами науру почти не участвуют в добыче фосфоритов. Они занимают административные должности, работают в пароходной компании, в сфере обслуживания. Среди коренных жителей есть теперь учителя, врачи и юристы. Что же касается традиционных занятий (разведение кокосовой пальмы, рыболовство), то они утратили хозяй­ственное значение. Так, рыбная ловля фактически превратилась в спорт или развлечение. Почти вся потребляемая на острове рыба импортируется из Австралии, хотя ее очень много в прибрежных водах.

Молодое государство выкупило у «Бритиш фосфат комишинерс» все права на добычу фосфоритов, а также принадлежащие этой организации механизмы, транспорт, склады и т. д. и стало само вести дальнейшие разработки. В середине 1970-х годов ежегодно добывалось свыше 2 млн. т «камня плодородия» на сум­му 24 млн. австралийских долларов.

Прямые доходы от экспорта фосфоритов получает теперь примерно половина науруанских семей — владельцы участков, где ведется или недавно велась добыча. Но эти выплаты составляют менее ¼ всех прибылей, извлекаемых страной из «фосфоритного бизнеса». Остальные средства направляются в фонды коллек­тивного потребления и экономического развития, а также в Науруанский долго­срочный инвестиционный фонд. Благо­даря этим фондам значительные матери­альные выгоды получают все коренные жители.

В стране бесплатное школьное обуче­ние, причем молодым науру предоставля­ются стипендии для продолжения образования за границей. На Науру существует также бесплатная медицинская помощь, многодетным семьям выплачиваются пособия и т. д.

Государство строит современные ком­фортабельные дома и за небольшую плату сдает их в бессрочную аренду коренным жителям. У науруанцев отно­сительно высокий уровень жизни.

Вместе с материальными атрибутами «западной цивилизации» на Науру появи­лись и укоренились частная собственность, христианская религия (две трети науру считаются протестантами, почти все остальные — католики), а также английский язык, западные виды спорта, песни, танцы и т. д. Многие коренные жители еще предпочитают говорить до­ма по-науруански, но молодое поколе­ние уже начинает забывать язык пред­ков, так как школьное обучение ведется на английском языке, который является также языком межнационального обще­ния и средств массовой коммуникации (прессы, кино, радио и т. д.).

Традиционная науруанская культура быстро исчезает, и, возможно, недалек тот день, когда о прошлом будет напоминать лишь обычай приручения птиц-фрегатов. Некогда связанное с религиозным культом, это занятие стало одним из любимых развлечений островитян.

Стремясь предотвратить исчезновение науруанского этноса, правительство воз­держивается от предоставления местного гражданства иностранцам, ограничивает продолжительность их пребывания на острове, всячески затрудняет браки чу­жеземцев с коренными жителями.

Науру иногда называют «Кувейтом Ти­хого океана». Это сравнение, при всей его условности, напоминает о быстром обогащении еще недавно отсталой и зависимой страны благодаря усиленной разработке ее природных богатств. Но в отличие от жителей Кувейта благососто­яние науру связано с продолжающимся катастрофическим разрушением среды обитания. При годовой добыче в 2 млн. т залежей фосфоритов к концу 20 века до 80 % суши превратилось в пустошь, напоминающую «лунный пейзаж» Какие-либо меры по рекультивации земель не проводились. Трагическая перспектива истощения природных ресурсов словно дамоклов меч повисла над маленьким островным государством, заставляя науру с растущей тревогой думать о будущем. Науру угрожает печальная судьба остро­ва Ошен — другого микронезийского острова с некогда богатыми залежами фосфоритов. Так что экологическая проблема, волнующая в наше время все человечество, стоит здесь особенно остро.

Пытаясь возместить утрату основного источника доходов, правительство страны вкладывает круп­ные средства из Науруанского долгосроч­ного инвестиционного фонда в промыш­ленность и банки Австралии, строит там доходные дома. Созданы пароходная и авиационная компании, которые стремят­ся овладеть частью пассажирских и грузовых перевозок в Океании. Разраба­тываются проекты создания на Науру рыбоконсервной промышленности, це­ментного завода и некоторых других предприятий.


2015 www.global-echo.ru
Рейтинг@Mail.ru