Океания

Папуа-Новая Гвинея

       Содержание:

Культура Папуа-Новой Гвинеи

Одна из главных задач, стоящих перед страной в области культуры, — это сохранение и развитие многовековых культурных традиций. Молодое, становя­щееся государство не хочет выступать перед миром в чужой маске, оно хочет иметь свое лицо. Иногда к культуре отно­сят здесь и язык и отчасти поэтому ратуют за пиджин-инглиш. Но прежде всего речь идет о традициях в материальной куль­туре (жилище, одежда, украшения, утварь), в социальной жизни (совместный труд, взаимная помощь, общие праздне­ства и обряды), в искусстве (резьба по дереву, музыка, песни, танцы, мифы, легенды, предания, сказки). Особенно сильны эти традиции в деревнях, но и в городах они дают о себе знать.

Примеров сохранения древних тради­ций можно привести множество. Здесь никого не удивляет тот факт, что член правительства, взяв месячный отпуск, от­бывает из столицы в родную деревню, чтобы пройти там традиционный обряд инициации. По местным понятиям, муж­чина, не прошедший обряда инициации, не может считаться полноправным членом общества. Обряд совершают старики в специально построенной хижине в лесу, в строгой тайне от женщин и детей. Во время обряда играют на священных дере­вянных флейтах (их звуки — это голоса предков, так говорят старики посвяща­емым), подвергают посвящаемых физиче­ским испытаниям, налагают на них пище­вые запреты. Весь обряд толкуется как смерть посвящаемых и вторичное их рождение в новом качестве. Они возвра­щаются после этого в деревню, и жен­щины делают вид, что не узнают своих детей — теперь это совсем другие люди.

Довольно стойко сохраняются во многих районах страны и традиционные верования, хотя более 9/10 населения формально считаются христианами.

Для развития традиционных видов ис­кусства в Порт-Морсби создан специаль­ный культурный центр — Национальная школа искусств с хорошо оборудован­ными классами и мастерскими. Здесь живут, учатся, творят одаренные юноши и девушки — живописцы, скульпторы, рез­чики по дереву, певцы, танцоры, музы­канты, сказители. Требование, предъявляемое к ним, одно — не подражать евро­пейским образцам. Государство содержит их за свой счет.

В Порт-Морсби построено специальное здание для Музея культуры, и сюда со всех концов страны поступают ценнейшие экспонаты.

Государство приняло ряд специальных мер, имеющих целью предельно ограни­чить утечку предметов традиционной культуры из страны, и стремится полу­чить муляжи и фотографии всех ценных местных экспонатов, хранящихся в зарубежных музеях.

Невозможно, конечно, сохранить тра­диционную культуру в ее неприкосновен­ном, законсервированном виде, но такой цели и не ставится. Речь идет о том, чтобы культура изменялась, развивалась в инте­ресах папуасов и меланезийцев, не изоли­руясь от западной культуры, но и не упо­добляя себя ей.

Деревни остались в основном такими, какими они были раньше, даже школа и церковь мало отличаются от жилых хижин. Тип хижины тоже не изменился, лишь кое-где в деревнях стоят отдельные дома европейского стиля. Большие изме­нения претерпела утварь: появились эма­лированные кастрюли, металлические кружки, тарелки, блюда, ножи, вилки, ложки. Но употребляются еще и тради­ционные глиняные горшки, деревянные блюда, бамбуковые сосуды, деревянные ножи, костяные ложки. Широко распро­странены лезвия для безопасных бритв, гвозди, иголки, булавки. Начало распространению этих предметов материальной культуры положил, как известно, еще Н. Н. Миклухо-Маклай. Однако быт па­пуасов и меланезийцев по-прежнему своеобразен.

Появляются в деревнях новые музы­кальные инструменты, в основном струн­ные: гитары, домры, и они обогащают традиционное народное музыкальное искусство.

В 1974 г. была создана первая профес­сиональная театральная труппа в Порт-Морсби. Деятели искусства выступают против воспитывавшегося колонизатора­ми пренебрежения к папуасской и мелане­зийской культуре как к чему-то «прими­тивному», «дикому», подчеркивают ее по­ложительные черты.

Читающая публика в Папуа-Новой Гвинее пока немногочисленна, а изда­тельские возможности ограниченны. Большинство молодых литераторов вы­шли из стен университета в Порт-Морсби (основан в 1966 г.). С 1967 г. издается «Папуасская карманная серия поэтов», с 1969 г. — литературный журнал «Коваве».

В основном литература издается на английском языке, гораздо реже — на пиджин-инглиш и еще реже — на хири-моту.

Отношение к английскому языку как к «языку колонизаторов» в литературе из­жило себя: англоязычная литература является местной, национальной по своей сущности.

В творчестве писателей ярко выражена связь с фольклором. Распространены пе­ресказы мифов, изложение в стихах легенд и заклинаний. В 1974 г. на IV Новогвинейском фестивале искусств были показаны пьесы, сюжеты которых взяты из мифов и преданий. Много произ­ведений автобиографического характера; примером может служить книга видного государственного деятеля А. Маори Кики «Десять тысяч лет в течение одной жизни» (1968 г.). В ней показан путь мальчика из папуасской деревни, кото­рый на себе испытал зло колониальной эксплуатации и расизма, первым среди соотечественников окончил медицинское училище. Став взрослым, он организовал первые профсоюзы, участвовал в движе­нии за независимость и в правительстве Папуа-Новой Гвинеи занял пост замести­теля премьер-министра.

Общинно-родовая жизнь в деревнях изображается писателями с явной симпа­тией, а жизнь в городах — как несчастье, цепь зол и бедствий. Местный житель в городе трагически одинок. Впрочем, столкновение двух укладов не всегда оценивается столь однозначно. Поэт Аллан Натачи приветствует «приход атомного века», сокрушающего «наш каменный век».


2015 www.global-echo.ru
Рейтинг@Mail.ru