Австралия

Австралия

       Содержание:

Население Австралии

Современное население Австралии состо­ит из нескольких существенно отлича­ющихся одна от другой групп: потомков иммигрантов из Великобритании и Ир­ландии, образовавших англоавстралий­скую нацию, иммигрантов из Великобритании и некоторых стран Европы, выход­цев из Азии и коренных жителей.

Основное ядро населения Австралии составляют англоавстралийцы (около 80% населения страны). В составе их можно выделить ряд групп, до сих пор сохраняющих некоторую обособлен­ность. Это прежде всего население раз­ных штатов Австралии: Нового Южного Уэльса, Виктории, Квинсленда, Южной Австралии, Западной Австралии, Тасма­нии. В известной мере отличаются друг от друга группы англоавстралийцев разного происхождения. Так, потомки вы­ходцев из Шотландии обнаруживают некоторые культурные отличия от потом­ков выходцев из Англии, а потомки пе­реселенцев из Ирландии еще существен­нее отличаются от тех и других. Эти куль­турные отличия (в целом небольшие) до­полняются различиями в религиозном отношении (см. об этом ниже), а также довольно четким сознанием своего раз­личного происхождения.

К англоавстралийцам по своей куль­туре примыкают иммигранты с Британ­ских островов. Это самая многочислен­ная группа иммигрантов (9% населения в начале 1970-х годов). Следующая по чи­сленности группа — выходцы из Италии (2% населения). Менее многочисленны иммигранты из Греции, Сербии, Черногории, Германии, Нидерландов.

Численность выходцев из Азии и их потомков невелика. Самые крупные группы образуют китайцы и индийцы. Доступ азиатским иммигрантам долгое время был затруднен в связи с политикой «белой Австралии», которую проводило австралийское правительство.

В антропологическом отношении как англоавстралийцы, так и иммигранты из Европы относятся к европеоидной большой расе. Шире всего представлены так называемые переходные группы европе­оидов («шатены»), хотя можно встретить также северные и южные группы (соот­ветственно «блондинов» и «брюнетов»).

Австралийские аборигены, к которым некогда относилось все население кон­тинента, сейчас образуют вместе с метисами лишь 1% населения страны (около 150 тыс. человек). В антропологиче­ском отношении они представляют собой особый тип австралоидной большой ра­сы. Аборигены среднего или выше сред­него роста, темнокожие, у них черные волнистые волосы, обильно растущие борода и усы, широкий нос, сравнитель­но толстые губы, длинная голова, нес­колько выдвинутые вперед челюсти. Ха­рактерная расовая особенность австра­лийцев — сильно выступающее надбро­вье. Реакционно настроенные западноев­ропейские и американские ученые не раз пытались «доказать» сходство австралий­цев с неандертальцами, однако для этого нет никаких оснований: по строению мозга и другим наиболее существенным для людей морфологическим особенно­стям аборигены Австралии не отлича­ются от представителей других современ­ных рас.

Вымыслы о расовой неполноценности австралийцев-аборигенов распространя­лись не только некоторыми реакцион­ными учеными, но и определенными социальными группами «белого» австра­лийского населения.

Коренных жителей Австралии на про­тяжении многих десятилетий лишали элементарных гражданских прав. Существовали ограничения на их Передвиже­ние по стране, они были полностью отстранены от участия, в общественно- политической жизни государства. Даже в проводимых в Австралии переписях населения аборигены долгое время не учитывались.

В последние годы в Австралии развер­нулась энергичная борьба за права коренных жителей. Активное участие в этой кампании приняла австралийская прогрессивная общественность.

Борьба за гражданские права абори­генов уже дала некоторые результаты. Так, последнее лейбористское прави­тельство было вынуждено предпринять некоторые меры по улучшению меди­цинского обслуживания и школьного образования коренных жителей. Одна­ко до решения «проблемы аборигенов» еще очень далеко. Коренным жителям предстоит упорная борьба за полное равнение в правах с «белым» населением страны.

В этническом отношении аборигены не образуют единого целого. Они делятся на многочисленные племена, говорящие на различных языках (всего их свыше 200). Австралийские языки родственны между собой, однако иногда родство это очень отдаленное. Подавляющее боль­шинство племен Австралии говорит на относительно близких между собой язы­ках группы пама-ньюнга. Лишь в север­ной части страны, на полуострове Арне­мленд, в горах Кимберли и некоторых примыкающих районах, аборигены гово­рят на языках других, в большинстве своем малочисленных групп (самая крупная из них — гунвинггу).

Большая часть австралийских языков не имеет письменности, но и те, которые ее имеют, в литературном отношении развиты слабо.

Этническое положение австралийско-европейских метисов и части австралий­цев-аборигенов, живущих в окрестностях больших городов, в настоящее время неопределенно. Они не принадлежат к какому-либо племени, забыли свои родные языки и говорят только по-англий­ски. Некоторые ученые считают, что они постепенно консолидируются в единый народ.

Хотя аборигенное население Австра­лии очень невелико, оно численно преоб­ладает на территории, составляющей по­чти половину всей страны: в малопригод­ных для жизни человека северных, цен­тральных и частично западных районах (во всех этих областях очень низкая плот­ность населения). Здесь расположены многие из резерваций, в которые было оттеснено коренное население.

Кроме австралийцев-аборигенов пере­пись Австралии выделяет жителей остро­вов Торресова пролива (их насчитыва­ется около 10 тыс.). Эта группа населе­ния в этно-языковом отношении неодно­родна. Жители западных островов гово­рят на языках, близких к соседним австралийским языкам, жители восточ­ных островов — на языке мириам, отно­сящемся к одной из семей папуасских языков.

Государственным языком Австралии является английский. Однако в англий­ском языке англоавсгралийцев немало заимствований из языка аборигенов. Ан­глийский язык — родной для боль­шинства населения страны. Его знает и большинство находящихся в Австралии выходцев из других стран. Аборигены, живущие в окрестностях городов или на миссионерских станциях, также в какой- то степени владеют английским, кочу­ющие же во внутренних районах не знают этого языка.

Подавляющее большинство населения Австралии исповедует христианство. Большая часть австралийских хри­стиан — протестанты, меньшая — като­лики. Имеется также сравнительно не­большое число православных. Среди про­тестантов больше всего англикан и сто­ронников так называемой «Объединяю­щейся церкви» Австралии.

По религиозной принадлежности того или иного жителя Австралии часто можно определить его происхождение или национальную принадлежность. Если человек назвал себя англиканином, то это скорее всего потомок выходцев из Англии или переселенец из этой страны, католицизм говорит в большинстве слу­чаев об ирландском, а иногда и итальян­ском происхождении. Но конечно, пол­ного соответствия между религиозными и этническими группами нет. Например, среди католиков можно встретить англо-австралийцев шотландского происхожде­ния, а также представителей живущих в Австралийском Союзе других этнических групп.

Большая часть аборигенов подвер­глась христианизации, насаждавшейся европейскими миссионерами. Однако принадлежность к новой религии часто носит у коренных жителей только фор­мальный характер. Христианскую религию исповедуют в первую очередь осед­лые аборигены, живущие на окраинах городов или в созданных миссионерами поселениях. Наиболее активно насажда­ли христианство англиканские и католи­ческие миссионеры, и сейчас к этим двум конфессиям принадлежит большинство коренного населения.

У австралийских аборигенов, обита­ющих во внутренних частях страны, до сих пор сохранились старинные традиционные верования.

В Австралии большое число атеистов и других лиц, порвавших с церковью. По данным на начало 1970-х годов, открыто признало себя стоящими вне религии 7% населения (в 9 раз больше, чем в середине 1960 х годов). Кроме того, 6% населения отказалось ответить на вопрос о религиозной принадлежности, и очень многие из них, вероятно, тоже являются атеистами.

Численность населения Австралии с начала ее колонизации неуклонно увели­чивалась.

В первые десятилетия число европей­цев, поселившихся на континенте, было невелико: в 1828 г. белое население колоний составляло всего около 37 тыс. человек. Однако с развитием в австра­лийских колониях сельского хозяйства и

горнорудной промышленности их насе­ление стало быстро расти. В 1881 г. в Австралии уже жило 2 250 тыс. европей­цев. В 1901 г. «белое» население до­стигло 3,8 млн., к 1947 г. оно удвоилось, составив 7,6 млн., а в 1977 г. перева­лило за 14 млн. Сейчас (по оценке 2011 года) население Австралийского Союза составляет 22,6 млн. человек.

Если в начальный период колонизации Австралии европейцами численность на­селения увеличивалась главным образом благодаря иммиграции, то с образова­нием значительного постоянного населе­ния она стала увеличиваться в основном в результате естественного прироста. Особенно велика была доля естествен­ного прироста в увеличении численности населения в 1890-х годах в связи с введением строгих ограничений на въезд лиц небританского происхожде­ния, а также в годы первой мировой войны и в послевоенное пятилетие (1914—1923 гг.), когда иммиграция бы­ла затруднена. Ряд мер по поощре­нию въезда в страну, предпринятых ав­стралийским правительством в середи­не 1920-х годов, привел к тому, что в 1923—1929 гг. роль иммиграции вновь повысилась. Однако в последовавшие за­тем годы экономического кризиса и в еще большей степени в период второй мировой войны въезд в страну вновь при­остановился. Новый иммиграционный бум начался в 1947 г. и был связан с быстрым экономическим развитием Ав­стралии после второй мировой войны. Он продолжался вплоть до 1970 г., но уже с 1971 г. иммиграция стала падать, что было связано с экономическими трудно­стями и угрозой безработицы. В 1975 г. впервые за много лет выезд из страны превысил въезд в нее.

Вплоть до недавнего времени подавля­ющая часть иммигрантов направлялась в Австралию с Британских островов, и только во второй половине 20 века сюда стало въезжать большое число пересе­ленцев из других стран. Значительное число иммигрантов в Австралию приез­жает сейчас из Новой Зеландии, Греции, Италии и Индии. Стремление найти в богатой ресурсами и пока еще недоста­точно освоенной Австралии лучшие условия жизни — одна из движущих сил иммиграции.

Эмиграция из Австралии была всегда незначительной. Выезжают в большин­стве случаев недавние иммигранты, по той или другой причине не прижившиеся на новом месте.

Пока иммиграция шла преимуществен­но с Британских островов, она не оказы­вала существенного влияния на измене­ние этнического состава населения, так как прибывшие как бы пополняли те группы выходцев из Великобритании и Ирландии и их потомков, которые «вли­вались» в австралийскую нацию. Сейчас, когда в Австралию едут и из других стран, доля иностранцев в населении постепенно возрастает.

По типу воспроизводства населения Австралия напоминает многие европей­ские страны. Для страны характерна, сравнительно низкая смертность (7,6 человека на каждую тысячу жителей в конце 1970-х годов), низкая рождаемость (15,7 человека на тысячу) и низкий естест­венный прирост (8,1 человека на тысячу). Рождаемость, как известно, зависит от целого ряда факторов — возрастного со­става, уровня образования населения, степени урбанизации страны, традиций многодетности и т. д. В Австралии боль­шинство этих факторов действует в сто­рону снижения рождаемости.

Смертность среди аборигенов намно­го выше, чем среди австралийцев евро­пейского происхождения. Значительно выше и рождаемость.

Естественный прирост населения Ав­стралии в течение длительного времени носил стабильный характер. Так, с 1945 по 1965 г. он держался на уровне 13—14 человек на тысячу. Лишь в последние годы наметилась тенденция к его снижению, связанная с падением рождаемости.

На протяжении всей истории Австра­лии с начала ее колонизации в этой стране существовала некоторая диспро­порция полов: численность мужчин неиз­менно превосходила численность жен­щин (характерная черта любой пересе­ленческой страны). Однако, по мере того как естественный прирост становился главной составляющей динамики населе­ния, эта диспропорция начала исчезать, и в 1976 г. на каждые 100 женщин прихо­дился 101 мужчина.

Возрастной состав населения Австра­лии сходен с возрастной структурой мно­гих европейских стран. Здесь сравнительно высок удельный вес лиц старше 65 лет (9% общей численности населе­ния), что связано с высокой средней про­должительностью жизни (у мужчин — 68 лет, у женщин — 74 года). Но как и всюду в мире, основную часть населения составляют люди среднего и молодого возраста: к возрастам от 15 до 64 лет от­носится 64% населения; дети до 14 лет составляют 27%.

Возрастная пирамида австралийского населения существенно отличается от возрастных пирамид большинства европейских стран, и прежде всего тех, кото­рые понесли большие человеческие жертвы во время второй мировой войны. В австралийской возрастной пирамиде не очень заметны «сужения» для возрас­тов, так или иначе связанных с войной (в 1976 г. лишь небольшие сужения пира­миды имелись в группах 40 лет — 44 го­да, 20 лет — 24 года и до 5 лет).

Экономически активное население Ав­стралии составляло в начале 1970-х годов 42 % всех жителей. Среди мужчин процент экономически активных более чем в 2 раза выше, чем среди женщин, Самая большая группа самодеятельного населе­ния занята в обрабатывающей промыш­ленности (1,2 млн. человек). Несколько уступают обрабатывающей промышлен­ности по числу занятых оптовая и рознич­ная торговля (1 млн. человек), а также сфера обслуживания (0,8 млн. человек), куда включаются просвещение, здраво­охранение и т. д. В сельском хозяйстве занято лишь 0,4 млн. человек.

Для Австралии, как и для других капи­талистических стран, характерно резкое классовое расслоение. 87% всего экономически активного населения составля­ют лица наемного труда — рабочие и служащие; 7% — мелкие хозяева, не эксплуатирующие чужого труда; 5% — работодатели и 0,6% — неоплачиваемые домашние работники.

В течение длительного времени Ав­стралия считалась сравнительно «благо­получной» среди капиталистических стран по занятости населения. Однако в последние годы проблема безработицы стала здесь достаточно острой. Подверга­ясь тяжелой эксплуатации со стороны монополистического капитала, австра­лийский рабочий класс и другие группы трудящихся ведут упорную борьбу за свои экономические и политические права.

Австралия до недавнего времени испы­тывала некоторый недостаток трудовых ресурсов для всестороннего освоения страны, и поэтому австралийское прави­тельство проводило политику поощрения иммиграции из европейских стран. Однако в связи с ростом безработицы эта политика начинает меняться.

Средняя плотность населения Австра­лии — 2,8 человека на 1 кв. км. Среди всех обитаемых материков Австралийский континент выделяется очень низкой плот­ностью; даже Африка, стоящая по густо­те населения на предпоследнем месте, имеет плотность, в 7 раз превосходящую плотность населения Австралии.

Современная картина расселения в Ав­стралии отражает особенности освоения этой страны. Британские переселенцы селились прежде всего на наиболее бла­гоприятных в природном отношении вос­точном и юго-восточном побережьях континента, а также в Тасмании. После восточной и юго-восточной окраины ма­терика были заселены его южные и западные районы. Что же касается се­верных и центральных областей, то их освоению препятствовали неблагоприят­ные природные условия, и в первую оче­редь засушливый климат.

Основные сгустки населения сконцентрированы на востоке и юго-востоке страны — в штате Виктория, в восточной части Нового Южного Уэльса, на крайнем юго-востоке Квинсленда. Здесь плотность населения в большинстве случаев составляет от 1 до 10 человек на 1 кв. км, а кое-где дохо­дит до 50 человек и более. Несколько меньше, но все же выше, чем в большин­стве районов страны, плотность населе­ния на восточном побережье Квинслен­да, на юго-востоке штата Южная Австра­лия, на крайнем юго-западе штата Запад­ная Австралия и в восточной части Тасма­нии. Все остальные территории заселены очень слабо; здесь почти всюду, за исключением районов расположения из­редка встречающихся городов, плотность населения не достигает и одного чело­века на 1 кв. км. В некоторых пустынях в глубинных областях Австралии населе­ние совсем отсутствует.

В последние десятилетия произошли сдвиги в размещении населения страны. На севере, западе и юге Австралии возникли новые горнопромышленные рай­оны, которые стали привлекать пересе­ленцев из других местностей. Австралий­ское правительство поощряет перемеще­ние населения в окраинные, еще слабо освоенные районы.

Австралия занимает по уровню урбани­зации одно из первых мест в мире, при­чем за последние десятилетия урбанизация существенно возросла. В городах со­средоточено около 86% всего населения. С самого начала освоения континента британские колонисты «оседали» прежде всего в расположенных на побережье поселениях. Через выросшие на месте этих поселений портовые города поддер­живалась связь колоний с метрополией, вывозилась продукция сельского хозяй­ства и горнодобывающей промышленно­сти и ввозились промышленные изделия и другие товары.

В настоящее время население австра­лийских городов увеличивается не только в связи с въездом из-за рубежа, но и в результате естественного прироста и переселения из сельских местностей и других городов, обычно менее крупных.

В Австралии городами считаются насе­ленные пункты с числом жителей свыше 1 тыс. человек, а иногда и меньше.

Многие крупные города страны (Сид­ней, Мельбурн, Брисбен и др.) «перешаг­нули» через свои официальные административные границы и соединились с соседними мелкими городами, образовав крупные городские агломерации.

По последним опубликованным дан­ным, один австралийский город (точнее, городская агломерация) имеет население свыше 4 млн. человек, один — около 4 млн., 3 — от 1 млн. до 2 млн., 5 — от 100 до 500 тыс., 5 — от 50 до 100 тыс., 20 —от 20 до 50 тыс., 38 —от 10 до 20 тыс. Почти 2/3 населения страны живет в городах, насчитывающих более 100 тыс. жителей.

Крупнейшие города Австралии: Сид­ней (4,5 млн. человек – 2009 год), Мельбурн (около 3,8 млн. – 2007 г.), Брисбен (около 1,9 млн. - 2008 г.), Аделаида (свыше 1 млн. чел. – 2008 г.), Перт (около 1,6 млн. – 2010 г.) Ньюкасл (несколько менее 400 тыс.), Вуллонгонг (свыше 200 тыс.), Канберра (более 340 тыс.), Хобарт (не­сколько менее 200 тыс.), Джилонг (свыше 100 тыс.). Большая часть на­званных городов — административные центры штатов. Исключение составляют Ньюкасл, Вуллонгонг и Джилонг, а также столица Австралии Канберра.

Австралийские города сравнительно молоды. Даже самые старые из них не достигли еще 200-летнего возраста. Некоторые из городов Австралии были вна­чале центрами колоний, а затем стали столицами штатов. Выполняя на первых порах главным образом административ­ные и торговые функции, они преврати­лись со временем в значительные про­мышленные и культурные центры. Рад молодых городов Австралии возник в новых экономических районах.

Большинство городов страны разме­щено на восточном и юго-западном побе­режьях либо вблизи них. Почти все крупнейшие города (свыше 500 тыс. жите­лей) — порты.

Назовем здесь несколько основных ти­пов городов Австралии. К первому типу относятся административные центры ше­сти штатов страны. Как отмечалось выше, сейчас это не только администра­тивные, но и промышленные, торговые и культурные центры. Второй тип — мно­гочисленные промышленные центры, выполняющие также торговые функции; крупнейшие из них — Ньюкасл, Вуллонгонг и Джилонг. Еще один тип — города, играющие роль организующих и торговых центров сельских районов. В них обычно сосредоточена и первичная обра­ботка сельскохозяйственной продукций. Это, как правило, очень небольшие насе­ленные пункты.


2015 www.global-echo.ru
Рейтинг@Mail.ru