Азия

Турция

       Содержание:

Население Турции

По данным 2005 года население Турции составляет более 70 миллионов человек и продолжает стремительный рост. Основная этническая общность совре­менной Турции — турки — составляет около 87% населения страны. Они образуют боль­шинство населения в 58 провинциях - илах, проживая главным образом (на 60%) в сельской местности. В составе турок сохраняется небольшая этнографическая группа юрюков, ведущая полукочевой образ жизни (на юго-востоке и западе Анатолии). Официальная статистика не публикует точных данных о национальных мень­шинствах страны, так как национальная принадлежность отождествляется здесь с языковой. Иными словами, любой жи­тель Турции, владеющий турецким язы­ком, относится к числу турок. Однако и по языковому признаку в стране есть около десятка национальных меньшинств.

Крупнейший после турок народ — курды (около 20 млн.) — живет на во­стоке страны. За ними следуют арабы (около 0,6 млн.), обитающие в основном на юго-востоке, в пограничных с Сирией и Ираком районах. На северо-востоке живет около 100 тыс. туркменов. Часть курдов и арабов и большинство туркме­нов ведут полукочевой и кочевой образ жизни и сохраняют племенное деление.

На Черноморском побережье и в Цен­тральной Анатолии проживают черкесы (более 100 тыс.), лазы (около 100 тыс.) и небольшое число аджарцев (грузин-му­сульман). Под названием «черкесы» в Турции, как и в некоторых других странах Юго-Западной Азии, объединены пред­ставители различных кавказских народ­ностей (адыгейцы, абхазы, чеченцы, лезгины и др.), которые в XIX в., осо­бенно после русско-турецкой войны 1877—1878 гг., поддавшись агитации султанских агентов, переселились в Тур­цию. В противоположность им лазы (эт­нографическая группа грузин)— автох­тонное (коренное) население одного из районов побережья Черного моря. В про­шлом христиане, они, попав в XV в. под турецкое иго, были насильно обращены в ислам. Аджарцы также принадлежат к числу автохтонных народов Черномор­ского   побережья.   Черкесы,   лазы   и аджарцы в значительной мере ассимилировались с турками.

До первой мировой войны в Турции насчитывалось около 2 млн. армян, живших главным образом в северо-восточных районах (в Турецкой Армении). В результате проводившейся турецкими милитаристскими кругами в 20-годах политики геноцида и депортации (изгнания) армян, а также последовавшей затем их эмиграции из Турции ныне там насчитывается всего около 80 тыс. армян. Они проживают преимущественно в больших городах: Стамбуле, Анкаре, Измире, занимаясь главным образом торговлей. Часть из них приняла ислам.

В западных областях Турции имеются более или менее значительные груп­пы греков (около 100 тыс.), болгар (35 тыс.), боснийцев (25 тыс.), албанцев (15 тыс.). В крупных городах, главные образом Стамбуле, живет около 10 тыс. евреев. Антропологические особенности турок сложились в процессе многовекового смешения тюркских кочевых племен с автохтонным населением Малой Азии. При этом последнее приняло язык пришельцев, а те, растворившись в основной массе местного населения, — его физиче­ские черты. Монголоидные признаки, в той или иной степени свойственные тюрк­ским кочевникам средневековья, были в значительной мере утрачены ими еще в период продвижения их в Малую Азию. В Восточной Анатолии для турок характе­рен арменоидный антропологический тип, на западе он постепенно сменяется типом, приближающимся к средиземно­морскому. Юрюки несколько выше и более длинноголовы, чем другие турки.

Турецкий язык принадлежит к тюрк­ской группе. В нем есть свои диалекты и говоры, но в настоящее время, особенно в городах, они постепенно сближаются с литературным языком, в основе которого лежит стамбульский говор. Правда, после перенесения столицы в Анкару (1923 г.) на литературный язык стал оказывать влияние анкарский диалект. В результате многовековых культурных связей в сло­варный состав турецкого литературного языка вошло много арабских, персидских, греческих, итальянских, французских, а в последнее время также и английских слов. До 1928 г. турки пользовались арабским алфавитом, затем перешли на латинский алфавит. В основу языка положен фоне­тический принцип — слова пишутся так же, как произносятся. Турецкий язык является официальным языком в стране.

Конфессиональный состав населения Турции однороден: более 99% населения страны — мусульмане. Турки и большая часть курдов — мусульмане-сунниты, другая часть курдов принадлежит к сектам йезидов, в дуалистском вероучении которых почитаются доброе и злое нача­ла, и али-илахов, у которых шиитский ислам не вытеснил полностью, пережитки христианства и древневосточных верований в переселение душ. Среди турецких арабов много алавитов, или нусайритов, — приверженцев шиизма, в культо­вой практике которого сохраняется доисламское поклонение звездам и некоторые христианские обряды (причащение и др.). Небольшое число алавитов, называющих себя тахтаджами, есть и среди турок в юго-западных районах страны. Около 200 тыс. жителей Турции — христиане. Из них около 100 тыс., главным образом греки и болгары, — православные, при­знающие главой своей церкви константинопольского «вселенского» патриарха. Небольшая часть греков — униаты. 

 

К особой христианской церкви относятся армяно-григориане (40 тыс. чел.), считающие своим верховным духовным главой католикоса «всех армян», резиденция которого находится в Эчмиадзине, близ столицы Армении, но непосредственно под­чиняющиеся своему патриарху в Стамбу­ле. 

Есть также приверженцы других христианских толков, наиболее значительную группу которых составляют арабы-якобиты (60 тыс.). Турецкие евреи — иудаисты.

Еще в 1924 г. правительство приняло закон об отделении религии от государ­ства, а в 1925 г. формально упразднило все мусульманские, так называемые дервишские ордена, очаги крайнего фана­тизма.

Это сыграло известную роль в ослаблении религиозного мировоззрения, но пока заметный отход от религии наблюдается лишь в передовых слоях населения.

Турецкий народ как этническая об­щность современного типа — буржуазная нация — начал формироваться в 20-х годах, когда на обломках Османской империи возникла Турецкая Республика.

К этому времени в результате экономи­ческих, политических и культурных про­цессов сложились национальная буржу­азия и рабочий класс. От некогда круп­ных территориальных групп и племен, на которые распадалась турецкая народ­ность, остались лишь незначительные эт­нографические группы юрюков и тахтаджей; сложился турецкий литературный язык; принципы османизма (преданности султану-халифу) и исламизма были вытеснены национальным самосознанием; прежнее официальное наименование «осман» было заменено этнонимом «турок» (тюрк), распространившимся на весь народ, а не только на крестьянство, как раньше.

Основные черты демографических про­цессов в Турции можно установить по переписям разных времен. Достоверные данные о переписях населения в Турции до установления республики очень скуд­ны. После образования республики впер­вые в стране была осуществлена перепись населения (1927 г.), базировавшаяся на научных основах. Население составляло тогда 13,6 млн. человек. В 1935 г. про­водилась вторая перепись, а затем они следовали через каждые пять лет. С 1945 по 1975 г. население страны выросло более чем в два раза: с 18,8 млн. человек до 40,2 млн. При этом нельзя сказать, чтобы очень заметно сни­зилась смертность, особенно детская. Ведь и теперь из 1000 новорожденных 153 умирают на первом году жизни. Тем не менее Турция продолжает находиться в числе государств, где население быстро растет. Естественно, это возможно лишь в условиях высокой рождаемости. Процес­сы внешней миграции не оказали на дина­мику населения существенного влияния.

Мужчин в Турции больше, чем жен­щин. Но между городом и деревней в этом отношении имеется значительное разли­чие: если в городах больше мужчин (на 1000 женщин приходится 1167 мужчин), то в деревне — женщин (на 1000 лишь 988). Главная причина этого — уход кре­стьян-мужчин из деревни в город на заработки.

Высокий темп прироста населения, который в 1960—1975 гг. составлял в среднем 2,5 % в год, существенно влияет на её структуру, ведя к омоложению нации значительному росту численности рабочих рук. Младшее поколение (имеются виду жители до 20 лет) ныне составляют 52% всех жителей страны, а четверть века назад — только 47%. Доля населения возрасте 20—59 лет по сравнению с высокоразвитыми странами невелика: если Турции эта группа составляет лишь 42 населения, то в США — 48, в Англии-49, во Франции — 50%. Что касается жителей в возрасте более 60 лет, то незначительность доли престарелых прямо связана с невысокой средней продолжительностью жизни.

Население Турции размещено по территории страны весьма неравномерно. Высокой плотностью отличаются побережье Мраморного, Черного и Эгейского морей. В вилайетах Черноморского побережья, например, на 1 кв. км приходится свыше 100 человек, что в два раза выше среди плотности по стране (52 человека). Центральная и особенно Восточная Анатолия, напротив, отличаются невысокой плотностью (до 15 и даже 10 человек 1 кв. км), исключая плодородные долины с достаточным количеством осадков.

Географическое размещение населения не остается стабильным, а постоянно меняется в результате сложных, порой противоречивых процессов. Равноденствующая всех этих процессов — отток значительных масс сельского населения (преимущественно беднейших его слое из районов Черноморского побережья юго-восточной окраины страны в крупные промышленные и торговые центр Западной и Внутренней Анатолии.

20 из каждых 100 жителей Турции относится к категории самодеятельно населения. Этот показатель мог бы быть выше, если бы работу смогли получить все желающие. Между тем безработицей, полной или частичной, охвачено 5 млн. человек, или треть всего трудоспособного населения.

Основная часть самодеятельного населения занята в сельском хозяйстве. Однако за два десятилетия эта доля упала с 82 до 62%, а доля самодеятельного населения, занятого в промышленности, наоборот, возросла с 8 до 15%. Остальную составляют работники торговли, спорта, государственные служащие, или свободных профессий и т. д.

Официальные данные о социальном составе населения в Турции никогда не опубликовались. На основании разнообразных материалов можно полагать, что трудящееся крестьянство (беднота и середняки) составляют 63 % всего населения, рабочие — 20%, остальную часть составляют кулаки и помещики, ремесленники, лица свободных профессий, предприниматели, и прочие слои населения. Укрепление капиталистического уклада в городе и деревне ведет к быстрому росту числа работников наемного труда. Эта категория лиц составляет сейчас треть самодеятельного населения (5 млн. человек из 15 млн.) и включает 2,5 млн. рабочих промышленности, строительства, транспорта и торговли, 1,5 млн. — сельских батраков, 0,7 млн. государственных служащих и 0,3 млн. прочих лиц наемного труда.

Львиную долю национального дохода страны присваивают эксплуататорские классы. Официальная статистика на этот счет довольно красноречива: наиболее обеспеченная группа населения, состав­ляя лишь 20 % всех жителей, забирает 61 % национального дохода, а на долю бедней­шей части трудящихся города и деревни (60% жителей) приходится лишь 21%  его.

Все население Турции размещается бо­лее чем в 40 тыс. населенных пунктов, которые включают в себя большие и малые города, деревни и села, хутора и отдельно стоящие фермы. Если в первые десятилетия Турецкой Республики наблю­далась застойная стабильность в удель­ном весе сельского и городского населе­ния, то после 1950 г. явно ускорились темпы урбанизации. Динамика этого со­циального явления такова: сразу после второй мировой войны в городах проживало 25% всего населения, в1975 г. — уже 42 %. Главные причины ускорения урбани­зации — наплыв сельских жителей в го­рода под влиянием роста там спроса на рабочие руки.

Урбанизация ведет в конечном итоге к нездоровому разбуханию сферы услуг. В Стамбуле, например, из каждых 100 рабо­тающих лишь 40 заняты в промышленно­сти, а остальные 60 составляют армию обслуживания, включающую не только государственных чиновников и служа­щих, но и уличных торговцев, зарабаты­вающих гроши, хамалов — носильщи­ков, чистильщиков обуви, рядами выстра­ивающихся на улицах, домашней прислу­ги, разносчиков кофе, чая, воды и т. д. В столице сфера услуг концентрирует уже 70% самодеятельного населения.

Урбанизация, ведущая к перемещению населения с востока на запад, обостряет проблему неравномерности регионально­го развития Турции: западные районы прогрессируют, а восточные все больше отстают. Наконец, урбанизация увеличи­вает разрыв в доходах и жизненном уровне сельских жителей и горожан. Для деревни это социальное явление означает потерю наиболее молодого, энергичного и грамотного населения.

В Турции существует следующая иерархическая лестница населенных пунктов: до 2 тыс. жителей — деревни; 2—10 тыс. — местечки или рабочие по­селки — касаба, если такой поселок яв­ляется центром вилайета или уезда, то он приравнивается к городу; населенные пункты с населением более 10 тыс. жи­телей считаются городами, 20 городов насчитывают 50—100 тыс. и еще 23 го­рода — свыше 100 тыс. жителей. Среди них крупнейшие — Стамбул (15 млн. чел.) и Анкара (5 млн. чел.), и Измир, име­ющий 4 млн. жителей.

Экономическая основа большинства городов — торговля продукцией земледелия и животноводства, а также мелкое промышленное производство, связанное с переработкой сельскохозяйственной продукции. Для жителей мелких городов основным источником существования не­редко остается сельское хозяйство.

Турецкие города отличаются скученно­стью построек. Многие из городских поселений расположены в гористой местности, обычно на склонах. Улицы там узкие и кривые, имеют крутые спу­ски и подъемы. Небольшие города, как правило, плохо благоустроены, значи­тельная часть их лишена канализации и централизованного водоснабжения. Да­леко не все города имеют электрическое освещение.

Вокруг крупных городов возникли кварталы трущоб, называемые в Турции геджеконду (буквально— «выстроенный ночью»). Здесь живут те, кто самовольно обосновался в пригородах, воспользовав­шись лазейкой в законе, запрещающем выселять   человека,   у   которого   есть крыша над головой. Неимущие люди возводят тайком ночью стены и крышу своих жалких хижин. Это социальное явление, характерное для урбанизации в странах капитала, приобрело в Турции особую остроту после второй мировой войны: в 1948 г. насчитывалось лишь 25—30 тыс. лачуг геджеконду, в 1960 г. их стало уже 240 тыс., а в 1970 г. — 500 тыс.

В геджеконду Анкары проживает 65% всех жителей столицы, в Стамбуле и Адане— до 45%. Проблему кварталов нищеты нельзя сводить только к жилищному вопросу. Это проблема экономической слаборазвитости  страны с вытекающим отсюда низким уровнем занятости, доходов и потребления.

Новое строительство в последнее время значительно меняет облик городов. На месте узких кривых улиц и переулков прокладываются широкие проспекты, сносятся ветхие здания, строятся совре­менные многоэтажные дома.

Деревня в этом отношении более кон­сервативна. Наиболее типична для Тур­ции степная земледельческая деревня, приютившаяся около источника пресной воды — ручья, озера или колодца. Во Внутренней Анатолии — это селение со скученными глинобитными строениями. Каждый дом стремится спрятать свой фасад; все окна выходят во двор. Улица турецкой деревни — это длинный глухой коридор, образованный домами с пло­скими крышами и высокими глинобит­ными заборами. Встречаются поселения, в центре которых находится дом крупного землевладельца, а вокруг раскинуты жи­лища его крестьян-арендаторов.

Резко отличаются от типичных сел Вну­тренней Анатолии селения близ потух­шего вулкана Эрджияс, расположенного также в Анатолии примерно в 300 км к юго-востоку от Анкары. В средние века в поисках убежища здесь поселились хри­стиане-беженцы. Они выдолбили в ска­лах помещения для жилья, сложную систему извилистых коридоров и лестниц. В скалах-останцах до наших дней сохра­нились десятки каменных пещерных дере­вень, вырубленных в скалах, церкви с высокими сводами, украшенные старин­ными фресками, келий монастырей. Выдолбленные в каменном массиве жилые комнаты с узкими окошками, кладовки, кухни напоминают пчелиные соты. Летом в помещениях прохладно, а зимой, когда на Анатолийском плоскогорье дует ледя­ной ветер, там сохраняется тепло.

На Черноморском побережье деревни по своей планировке отличаются от внут­рианатолийских: каждый хозяин стре­мится там строить жилище на своем участке по типу хуторов. Дома здесь, как правило, деревянные с черепичными кры­шами. В районах распространения вулка­нического туфа он широко используется в качестве строительного материала.

 

 

 


2015 www.global-echo.ru
Рейтинг@Mail.ru