Азия

Афганистан

       Содержание:

Культура Афганистана: традиции и современность

Для сельского населения, которое все еще составляет подавляющее большинство в стране, характерны два основных хозяй­ственно-культурных типа: с одной сторо­ны, оседлый тип земледельцев и скотово­дов засушливой зоны и близкий к нему полуоседлый; с другой— тип кочевни­ков-скотоводов степей и полупустынь и близкий к нему полукочевой. Оба они имеют свои особенности материальной и отчасти социальной и духовной культуры и встречаются почти у всех народностей и этнических групп на территории страны. Они могут быть охарактеризованы на примере крупнейшего по численности на­рода — афганцев.

В литературе нередко преувеличивается кочевое прошлое афганцев и недооцени­ваются их традиции оседлого хозяйства и быта. Между тем эти традиции имеют весьма прочный характер, хотя несомнен­но, что на них оказали влияние соседние народы — оседлые таджики на западе и индийцы на востоке. Названия основных земледельческих деревенских орудий у афганцев свои, самобытные, хотя есть и заимствованные. Это йыве — соха, лор — серп, гахавар — зубчатая упряжная ло­пата, борона. Таковы же термины по ирригации и мельничному делу: вала — арык, жранда — водяная мельница и др. В то же время среди афганских терми­нов, относящихся к кочевому скотовод­ству, немало заимствований, в частности, из тюркских языков. В большой мере, по-видимому, заимствованы (преимуще­ственно у таджикских и индийских реме­сленников, селившихся в афганских деревнях) названия орудий ремесла. Что же касается самих орудий труда, употребля­емых афганцами, то, если не считать их местных технических особенностей, все эти орудия относятся к типам, широко распространенным в Передней и Сред­ней Азии и Северо-Западной Индии. В числе наиболее ярких местных особенно­стей можно отметить: усовершенство­ванный плуг полозного типа в Южном Афганистане, отличающийся особой устойчивостью и легкостью в работе; вышеупомянутые зубчатые лопаты — бороны в воловьей упряжке, широко применяемые при обработке почвы, ир­ригации и строительных работах; сво­еобразные небольшие серпы-косарки, повсеместно употребляемые для рыхле­ния и прополки (при почти полном отсут­ствии среднеазиатского кетменя); более усовершенствованные по сравнению со среднеазиатскими или закавказскими де­ревянные станки и приспособления для производства хлопчатобумажной пряжи, для взбивания шерсти на пряжу и др.

Большинство жилых и хозяйственных построек в деревнях — прямоугольные в плане. Ввиду недостатка древесины они строятся из глины или сырцового, высу­шенного на солнце кирпича. Древесина используется только на стропила, двери, а в богатых домах — и на оконные рамы. Деревянные детали— ценное имуще­ство, и нередко семья при переезде на другое место жительства забирает их с собой. Крыша также глинобитная, пло­ская, с легким скатом в одну сторону, где приделывается желоб для стока воды (часть чараймаков делает двускатные крыши). На крыше семья ночует летом, и поэтому нередко вокруг нее устраивается ограждение высотой в человеческий рост. Двери и окна выходят во двор, так что к улице обращена только глухая стена дома или глинобитный забор с крепкими двустворчатыми воротами.

Сыновья обычно стремятся пристраивать свои дома к отцовскому, если есть для этого свободное пространство. В других случаях над отцовским домом возво­дится второй этаж, и тогда нижний этаж отводят под кладовые и помещение для скота. Иногда комплекс таких жилищ группы родственных (а нередко, с тече­нием времени, уже и неродственных) се­мей принимает облик крепости. За внеш­ними стенами с опорными угловыми баш­нями располагаются двух- или трехэтаж­ные жилые и хозяйственные помещения. Однако в последнее время традиционный облик многих таких комплексов, принад­лежащих зажиточным семьям деревни или помещикам, нарушается тем, что по «крепостному» фасаду располагаются большие окна с ярко раскрашенными рамами, различные резные и лепные украшения и т. п.

Часть домов афганцев на юге, в районе Кандагара (как и некоторых чараймаков на западе и тюркоязычных народностей на севере), имеет куполообразные кры­ши, возведенные из сырцового кирпича отдельно над каждой из комнат, позволя­ющие сэкономить древесину.

Кочевые и полукочевые афганцы, как и белуджи и некоторая часть чараймаков, пользуются шатрами переднеазиатского типа (кегдый) из черной шерстяной тка­ни, натягиваемой на несколько рядов жердей, более высоких по центру и более низких к краям. В этом отношении они отличаются от жилищ части чарайма­ков, для которых характерен шерстяной шатер другого типа — четырехугольный, двускатный; а также от остальных чараймаков и тюркских народов с их круг­лыми шатрами на жердях или войлоч­ными юртами. Беднейшие скотоводы ставят на кочевках шалаши, а в горах используют для жилья пещеры. В местах, где та или иная группа кочевников оста­навливается регулярно летом или зимой, устраиваются постоянные глинобитные фундаменты под шатры с очагом, нишами для посуды и галечниковым полом. Полукочевники, численно, по-ви­димому, преобладающие над кочевника­ми, используют шатер только летом, зимуя в постоянных деревнях. А полу­оседлое население, занимающееся по су­ществу отгонным животноводством на ближайших к деревне постоянных летовьях в горах, вообще почти не пользуется шатрами, ограничиваясь постройкой вре­менных хижин или шалашей.

Во внутреннем убранстве афганских жилищ основную роль все еще играет не мебель, а ковры и паласы (безворсовые ковры). Для хранения посуды и утвари широко используются ниши в стенах подвесные сумы и реже, в зажиточных домах, сундуки. Так же убраны внутри и кочевые шатры. Однако оседлые аф­ганцы уже довольно широко употре­бляют деревянные кровати с веревочной сеткой, в меньшей мере — стулья и сто­лы. Для отопления кизяком устраивают в стене особый род камина. Пищу варят на глиняном очаге (кочевники — на желез­ной треноге). Посуда — в основном мед­ная, реже алюминиевая, а для чая — фаянсовая. Для освещения уже редко применяют медные или глиняные све­тильники с льняным маслом, чаще используют керосиновые лампы.

Мужская летняя одежда афганцев шьется из белой или темной хлопчатобу­мажной материи и состоит из широких шаровар (партуг), стянутых у пояса, и длинной, книзу расклешенной или с боковыми разрезами рубахи навыпуск (камис). Поверх рубахи надевают сукон­ную безрукавку (садрый) или длинную куртку (куртый). На плечи накидывают или обматывают вокруг туловища про­долговатое хлопчатобумажное покрыва­ло (шарый). В ходу шелковые или хлоп­чатобумажные халаты. Зимой состо­ятельные люди носят дубленые вышитые полушубки (постин) или безрукавки (по-стинча), вышитые войлочные халаты (ко­сой). Голову мужчин украшает чалма, обычно обмотанная вокруг светлой, ча­сто обшитой галуном тюбетейки. Сохра­няется традиционный цвет чалмы, раз­личный у разных афганских племен. Состоятельные горожане и интеллиген­ция носят европейский костюм и неболь­шую каракулевую шапочку (папаха). Большая часть населения надевает де­шевую поношенную одежду, импортиру­емую из США.

Женская одежда также хлопчатобумаж­ная, преимущественно темных цветов: шаровары, доходящие до щиколотки, ча­сто пришитые снизу к носкам, длинная рубаха свободного покроя, а для ули­цы закрытое платье с вышивкой или несколько юбок. Кочевницы, а также большинство крестьянок прикрывают го­лову и часть лица большим платком. Многие горожанки, и особенно учащиеся девушки и женщины из интеллигенции, носят одежду европейского покроя, преимущественно темных тонов. На но­гах и у мужчин, и у женщин — сандалии традиционного или более современного образца, чаще всего на босу ногу. У жен­щин обычны украшения: ушные и носо­вые серьги, кольца, браслеты, бусы, мониста.

Главный предмет питания афганцев — хлеб (додый, что означает также и «еда», и «обед»). Обычный завтрак, обед или ужин — лепешки со свежими или варе­ными овощами и фруктами, нередко заменяющими бедноте сахар. Большое место в ежедневном рационе населения занимают молоко и молочные продукты: пахтанье, сыр — курут, топленое масло. Только состоятельным слоям населения доступно мясо (в Афганистане это почти исключительно баранина), равно как и высшие сорта риса для приготовления плова. Мясная похлебка, шашлык, раз­личные мясные блюда с овощами, а также разнообразные мучные и рисовые сладкие блюда— еда богачей; прочее население ест их лишь по праздникам. В пищу кладут много перца и пряностей. Главный напиток — чай.

Общественный быт афганцев в сель­ской местности и в меньшей мере в городе тесно связан с жизнью своего квартала, общины, прихода своей мечети, с кругом близких родственников и соседей. Важные общественные дела об­суждаются и решаются на совете глав семей (джирга). Он обычно собирается либо на центральной площади деревни, либо в гостевом доме, либо в отдельном флигеле для гостей у квартального или деревенского старосты. В старинном ко­дексе обычаев у пуштунов (пахтунвалай) одна из главных заповедей — гостепри­имство. Путникам, останавливающимся в гостевом доме, каждая семья, согласно установленной очереди, приносит пищу, для них устраиваются развлечения.

В афганской деревне сохраняются тра­диционные виды родственной и сосед­ской взаимопомощи и кооперации, кото­рые дают возможность зажиточной вер­хушке широко использовать бесплатный труд бедноты. Таковы различные виды коллективной помощи (ашар) в уборке урожая, выносе удобрений на поля, постройке дома, стрижке овец, изготовлении кошм, одежды и утвари. При сборе надоенного молока хозяйства коопериру­ются для его быстрой переработки (от этого больше выигрывают те, у кого много скота).

Разрешенное исламом многоженство (до 4 жен) доступно только состоятель­ным слоям из-за исключительно высокой платы за невесту. Высок процент холо­стых мужчин, вынужденных надолго от­правляться на заработки или бесплатно работать в хозяйстве будущего тестя, чтобы иметь возможность жениться. У большинства народов Афганистана быту­ет обменный брак — взаимный обмен невестами между родственными семьями без уплаты калыма, а также левират: вдо­ва, за которую был в свое время уплачен калым, остается в семье умершего мужа и выходит замуж за его брата или другого родственника. В то же время развод, практически невозможный по инициати­ве женщины, не представляет никаких затруднений для мужчины. Правитель­ство Демократической Республики Аф­ганистан, осуществляя политику соци­ального раскрепощения женщин, приня­ло в конце 1978 г. декрет об отмене ка­лыма и запрещении ранних браков. В действительности разводы нечасты.

В семейном быту у афганцев очень сильны патриархальные традиции. Если в афганской семье взрослые дети живут вместе с родителями под одной крышей, то они беспрекословно подчиняются отцу, (и даже отдают ему заработок), но должны оказывать знаки уважения и матери, а невестка — свекрови. Эта система обеспечивает экономическую устойчи­вость семьи, но не исключает деспотизма. В случае развода дети остаются с отцом. Рождение сына отмечается барабанным боем или ружейным салютом, подноше­нием подарков роженице; рождение до­чери не празднуется. Через 10—20 дней сыну по совету муллы, а дочери по выбо­ру бабки или матери дают мусульманское или народное афганское имя. Мальчикам в 4—7 лет или раньше делают обрезание, и это событие празднуется. Браки заклю­чаются по выбору родителей, предпочти­тельно внутри группы родственных се­мей или в пределах деревни. После сва­товства и заключения соглашения о ка­лыме празднуется сговор (козда), а пос­ле уплаты % калыма мулла совершает ре­лигиозный обряд бракосочетания (никах), и снова устраивается угощение. После вы­платы калыма и приготовления тестем приданого устраивается трехдневная свадьба (воды) с угощением, плясками, со­стязаниями в джигитовке, стрельбе и т. п. Похоронный обряд совершается в день смерти, хоронят в саване, на моги­ле ставят надгробные камни, устраива­ют поминки и соблюдают траур, отмеча­ют сороковины и годовщину смерти. Дорогостоящие свадебные и погребаль­но-поминальные обряды часто приводят к задолженности и разорению крестьян.

Богато и разнообразно устное народ­ное творчество афганцев. Эпические фольклорные произведения: легенды, былины — отражают быт и чаяния на­рода, героические страницы борьбы за независимость. В них часто проза чере­дуется с песенно-стихотворными отрыв­ками. Многочисленны сказки, в том числе короткие, как басни, хикаяты, сюжеты которых распространены по все­му Среднему Востоку. В стихотворном и песенном творчестве используются тра­диционные формы: чарбайта и газели. Самобытны частушки-двустишия (лан-дый). Популярны танцевальные, обря­довые, колыбельные, трудовые, боевые песни. Известен боевой танец атан, вы­ражающий свободолюбивый дух народа. Он часто исполняется во время нацио­нального праздника Афганистана — Дня независимости. Афганская народ­ная музыка обладает яркими националь­ными особенностями в мелодике и рит­мике. Она исполняется на инструментах, сходных со среднеазиатскими и индий­скими: скрипке (саринчай), зурне, ба­рабане, бубне и др.

Изобразительное искусство Афгани­стана имеет многовековую историю, о чем свидетельствуют многочисленные наскальные изображения и найденные при раскопках предметы, относящиеся к периодам расцвета бактрийского, грекобактрийского, гандхарского ис­кусств. Знаменитый комплекс раннесредневековых буддийских пещерных храмов в Бамиане, к северу от Кабула, со статуями Будды высотой в 53 и 35 м до сих пор поражает воображение путешественников.

С утверждением в Афганистане сун­нитского ислама и его канонов, запреща­ющих изображать человека и вообще живые существа, создались неблагопри­ятные условия для развития скульптуры и живописи, но весьма интенсивно разви­вались культовая монументальная архи­тектура (мечети, медресе, мавзолеи) и прикладное, искусство, использовавшее геометрические и растительные орнамен­ты. Известны памятники газневидской и гуридской эпохи (XI—XII вв.): развали­ны дворцов в Газни и Бусте с фрагмен­тами настенной живописи, две триум­фальные башни в Газни, имеющие ори­гинальное восьмилучевое сечение, стрель­чатый портал мечети в Бусте, минарет в Джаме близ столицы Гуридов и др. Заметный след оставила в Афганистане эпоха гератских тимуридов (в основном памятники XV в.). Это знаменитые мече­ти в Герате и Мазари-Шарифе, минаре­ты ансамбля Мусалла и медресе Султана Хусейна, мавзолеи великих поэтов Джами и Навои в Герате, мечеть в Балхе и др. В Кабуле находится могила тимурида Бабура, основателя династии Великих Моголов (XVI в.), а в Кандагаре — «трон Бабура» — ниша с надписями на скале, к которой ведут 40 каменных ступеней. Всемирную известность получила гератская миниатюра тимуридской эпохи (ил­люстрации рукописных книг), а также каллиграфия.

Из памятников позднесредневекового, нового и новейшего времени следует от­метить мавзолеи основателя Кандагарского княжества Мир Вайса и основа­теля Дуранийской державы Ахмад-шаха в Кандагаре (XVIII в.), его сына Тимур-шаха в Кабуле, эмира Амманулы в Джелалабаде, обелиски и памятники, посвя­щенные борьбе за независимость, в том числе Колонну независимости и памятник Неизвестному солдату в Кабуле, Триум­фальную арку в Пагмане и др.

Сохраняются самобытные традиции прикладного искусства: художественной обработки металлов, резьбы по дереву и камню, вышивки и знаменитого ковро­ткачества гератского и соседних туркмен­ах районов со специфическими расцветками и рисунками ковров. В 1921 г. возникла Кабульская школа искусств и графики, основатель торой — Гулям Мухаммад был первым афганским живописцем, в творчестве которого соединились традиции народного искусства и черты искусства европейского. Дальнейшее развитие реалистического направления современной живописи тесно связано с творчеством таких художников, как Абдул Гафур Брешна, Гауссун, Хамаюн Эттемади и др. За годы независимости Афганистан добился определенных успехов в развитии просвещения, науки и культуры. Особенно большая работа велась после апрельской революции с целью осуществления всеобщего бесплатного образования и ликвидации неграмотности. В стране 3 крупных высших учебных заведения: университет University of Afganistan в Кабуле, медицинский и полихнический институты. Построенный в 1967 г. Кабульский политехнический институт готовит инженеров-строителей,  дорожников,   технологов по переработке нефти и газа и других специалистов. Развитие высшего образования позволило приступить к созданию научных учреждений, преимущественно гуманитарных (филологическая     академия,     историческое общество). После апрельской революции ее научные учреждения объединены в Академию наук ДРА. Научная работа ве­ется и в вузах. Среди ученых Афганисгана известны своими работами филологи Риштин, Рухи, историки Кохзад, Губар, географы Акрам, Умар, математик Мохаммад Сидик Афган, физик Мухиби и др. Литература Афганистана на языках пушту и фарси-дари преодолевает средневековые каноны, ограничивавшие ее тематику любовной лирикой. Поэты (Ульфат, Бахтани) все больше используют формы, близкие и понятные народу.   Прозаики   (Тараки,   Хугияни и др.) освоили жанры бытового очерка, повести, драмы и комедии. В тематике современной литературы заметное место заняли патриотические и гражданские мотивы,   темы   национально-освободительной и революционной борьбы и борь­бы за мир. Переведен ряд произведений классиков русской и советской литературы.

Становление национального театраль­ного искусства прошло через стадии небольших любительских театров и бродячих трупп к созданию нескольких достоянных театров в столице и провин­ции, ставящих пьесы как современных афганских драматургов, так и классиков мировой драматургии. Женские роли стали исполнять женщины, а не мужчи­ны, как раньше. Организован современ­ный оркестр народных инструментов и ансамбль певцов при афганском радио. Поставлена первая афганская оперетта. Создана киностудия «Афганфильм». Вначале (с 1968 г.) она выпускала только хроникально-документальные ленты, а в 1970-х годах начала создание художественных фильмов.

В Афганистане по-прежнему популяр­ны народные виды спорта, в особенности борьба (пахлавани), афганская джигитов­ка с копьем (незабази), ставшая тради­ционной для праздника Независимости, и «козлодрание» — бузкаши — своеобраз­ное конное поло, в котором вместо мяча употребляют тушу козла. Бузкаши при­шло из северных провинций, но теперь ежегодно разыгрывается первенство по бузкаши между многими командами.

В развитии культуры и здравоохране­ния помощь Афганистану оказывают другие страны.


2015 www.global-echo.ru
Рейтинг@Mail.ru