Северная Америка

Канада

       Содержание:

Население Канады

Современный этнический состав населения Канады невозможно понять вне истории его формирования. Население Канады никогда не было этнически однородным. На протяжении истории страны этнический состав ее претерпевал неоднократные изменения, связанные с историческими поворотами в ее судьбе и социально-экономическими условиями развития. Изменчивость, нестабильность этнического состава характеризует канадское население и поныне.

К началу европейской колонизации современная территория Канады была давно заселена людьми. Арктическое побережье материка и полярных островов было в то время занято эскимосами, остальные области — многочисленным индейскими племенами, принадлежащими к языковой семье надене (атапаск» тлинкиты, хайда) — на западе и севере западе; к алгонкино-вакашской семье; на юге и востоке (кри, монтанье, наскапи), а также на крайнем западе (селипннутка, квакиютль); к семье хокасиу — на крайнем юго-востоке (ирокезы, гуроны). Точная численность коренного населения того времени неизвестна; по минимальным оценкам она составляла 220 тыс человек. Индейские народы находились на разных уровнях родоплеменного строя. В их хозяйстве преобладали «присваивающие» отрасли: охота, рыболовство. Лишь у ирокезов и гуронов наряду охотой было развито и земледелие (маис).

Европейские колонисты впервые, стали селиться на юго-востоке страны — острове Ньюфаундленд, затем в долин р. Св. Лаврентия. Это произошло на рубеже XVI и XVII вв. В многонациональной среде рыбаков, пиратов, авантюристов, базировавшихся на Ньюфаундленде, со временем стали количественно преобладать англичане и шотландцы. По мере присоединения острова к британским владениям эти две группы стали его единственным населением.

Сложнее оказалась этническая история области р. Св. Лаврентия. За обладания ею в период первых контактов с европейцами боролись между собой индейцы двух племенных групп — алгонкины и ирокезы; в период колонизации ее оспаривали друг у друга французы и англичане. К середине XVII в. здесь утвердилась колония Новая Франция с французским населением в 3,6 тыс. человек (1666 г.) Неподалеку, в нынешней провинции Нью-Брансуик, образовался второй, меньший очаг французского населения — колония Акадия.

Европейские поселенцы прибыли из мира, стоявшего на более высокой ступени социального развития, чем индейцы. Они были оснащены более совершенной техникой (оружием, сельскохозяйственными орудиями и т. д.) и обладали более разнообразными навыками земледельческого и ремесленного труда. Все это обеспечило им неизменный перевес как в стычках, так и в торговле с местным: жителями. Между вновь образовавшейся этнической группой франко-канадцев и индейскими племенами завязались сложные взаимоотношения, включавшие острые конфликты (вплоть до вооруженных), и оживленный торговый и культурный обмен. Постепенно расширяя область своего обитания, поселенцы оттесняли ближайшие к ним индейские племена к северу и западу — на чужие охотничьи угодья.

Канадцы Новой Франции занимались земледелием на крестьянских участках, за которые они платили дань сеньорам — владельцам земли, получившим ее от французской короны. Жизнь колонии регулировалась властями, назначаемыми из Франции, и католической церковью, обладавшей здесь огромным влиянием.

Число франко-канадцев быстро увеличивалось. Рождаемость их была очень высокой и доходила до 60 рождений на 1000 человек населения в год. Благодаря высокому естественному приросту франко-канадского населения численность его, несмотря на то что иммиграция французов была очень невелика, выросла за последующее столетие почти в 25 раз: в момент британского завоевания (1763 г.) она составляла более 70 тыс. человек.

Наоборот, индейцы, естественный прирост которых и прежде был очень медленным, потерпели в результате колонизации тяжелый демографический урон. Смертность их чрезвычайно увеличилась. Многие погибли в прямых военных столкновениях с колонистами. Еще важнее были косвенные последствия: европейцы продавали многим племенам огнестрельное оружие, в результате чего межплеменные войны стали более кровопролитными; среди индейцев распространились завезенные из Европы неведомые здесь прежде инфекционные болезни, появился алкоголизм. Вторжение товарно-денежных отношений приводило к ослаблению родоплеменных связей, к распаду племен, что было для многих групп равносильно гибели. Влияние контактов с европейцами сказалось прежде всего, разумеется, на племенах юго-востока, но еще задолго до колонизации запада и севера страны оно распространилось и на более отдаленные группы по мере того, как они втягивались в товарные отношения. Эти болезненные процессы протекали в Канаде, правда, мягче, чем в США. Тем не менее рост индейского населения, и прежде слабый, замедлился еще более и вскоре сменился убыванием его численности.

В результате политических событий XVIII в. позиции французов в Северной Америке все более ослабевали. В начале века Англия, захватив Акадию, изгнала оттуда большую часть французского населения (акадийцев) и заселила этот район англичанами и шотландцами. К 1763 г. Новая Франция стала колонией Великобритании и была официально переименована в провинцию Квебек. В новую колонию ринулся поток английских, шотландских и ирландских переселенцев. При этом выходцы из Великобритании, как правило, занимали господствующее положение в классовой иерархии общества. Из их среды выходили чиновники, предприниматели, крупные торговцы. Франко-канадцы оставались преимущественно крестьянским народом. В ходе последующего экономического развития они, переселяясь в города, пополняли собой наименее квалифицированные слои рабочего класса Канады и Северо-Востока США. Таким образом, возникла ситуация, при которой классовые деления в известной мере совпадали с этническими, что способствовало максимальному обострению отношений между этническими группами.

Одним из важных последствий укрепления британских позиций явилось прекращение французской иммиграции в Канаду. Численность франко-канадцев с этого времени увеличивалась исключительно за счет естественного прироста. Британское же население пополнялось путем притока все новых переселенцев из Европы. Решающую роль в установлении британского численного превосходства сыграла массовая иммиграция из Соединенных Штатов в период Войны за независимость.

В последней четверти XVIII в. пришлое население Канады (взятой в целом, в ее современных границах) сравнялось по численности с коренным, а затем и превзошло его: к 1791 г. оно достигло 233 тыс. человек; число аборигенов на эту дату оценивается в 150—200 тыс., и оно продолжало уменьшаться. Таким образом, состав населения за два столетия с начала колонизации изменился глубочайшим образом. Теперь оно состояло из двух численно приблизительно равноценных и противостоящих друг другу расово-этнических частей.

Первая из них — аборигены, коренные жители (индейцы и эскимосы).

Вторая группа населения — европейские колонисты, принадлежащие к различным ветвям большой европеоидной расы. На новой территории своего обитания она сформировалась в две новые, не существовавшие до того народности: франко-канадскую и англо-канадскую.

Франко-канадцы, называвшие себя просто «канадцы», уже в XVIII в. ощутили себя в полной мере местной национальностью. Множество обстоятельств способствовало теснейшему внутреннему сплочению этой группы: общее происхождение — даже не просто из Франции, но из одной части Франции (северо-запада страны); переплетающиеся семейные связи, неизбежные при малой первоначальной численности и слабой иммиграции; положение завоеванного народа после захвата колонии Англией.

Другая «европейско-канадская» народность — англо-канадцы, — напротив, с самого начала отличалась пестротой этнокультурного облика и слабой этнической сплоченностью. Это было связано главным образом с разнородностью ее происхождения. Среди иммигрантов из Великобритании были англичане, шотландцы, валлийцы, ирландцы северные и южные. У себя на родине все они занимали отдельные этнические территории, в Канаде же, несмотря на стремление селиться по этническим группам, это удавалось лишь частично. Смешиваясь на общей территории и постепенно сплачиваясь в единую новую народность, эти группы сохраняли память о своем этническом происхождении. К формирующейся англо-канадской народности примыкали, постепенно растворяясь в ней, немцы и другие иммигранты, переселявшиеся из Европы, а также из Соединенных Штатов. Непрекращающаяся и все расширяющаяся иммиграция лиц разнообразной этнической принадлежности способствовала сохранению неоднородности англо-канадской группы.

Последующее этническое развитие населения Канады характеризовалось целым рядом особенностей.

Неуклонно усиливалось экономическое и политическое господство и численное превосходство пришлого, европейского, населения. Численность индейцев продолжала убывать и к началу XX в. снизилась до 130 тыс. человек. Белое же население росло очень быстро благодаря сочетанию притока иммигрантов и высокого естественного прироста и увеличилось за XIX в. в 15 раз, превысив 5 млн. человек. В итоге индейцы окончательно превратились в относительно ничтожное по численности угнетенное этническое меньшинство, а занимаемые ими земли — в арену постепенной колонизации. По мере экономического освоения южной части Канады власти сосредоточивали индейские племена в так называемых резервациях.

Иммиграция продолжала играть огромную роль в общем увеличении численности населения, составляя на протяжении первых 60 лет XIX в. от У3 до половины его прироста. При этом почти единственным источником иммиграции оставались Британские острова. Небольшие группы въезжающих немцев ассимилировались выходцами из Великобритании. Французы не иммигрировали вовсе. Британская группа захватила в свои руки все командные высоты в экономике и управлении, низведя франко-канадцев на уровень колониального народа. Земли к западу и востоку от франко-канадской этнической территории заселялись британскими выходцами. Канада превратилась в двунациональную страну. Группа англо-канадцев вскоре составила свыше 2/3 населения и беспрерывно расширяла площадь своего обитания, а франко-канадцы, сохранив свою первоначальную территорию, образовали меньшинство — около 1/3. Такая доля в населении удерживалась франко-канадцами на протяжении почти двух столетий, благодаря их исключительно высокой рождаемости; это явление было названо в патриотической франко-канадской литературе «реванш колыбелями». Считается, что два миллиона франко-канадцев конца XIX в. — прямые потомки десятка тысяч первоначально переселившихся французов.

В ходе капиталистического развития Канады две ее народности сплотились в две буржуазные нации.

Колонисты все более расширяли ареал своего обитания. Этот процесс приводил, в частности, к увеличению контактов двух культурных миров — европейского и индейского, вовлечению в сферу непосредственного общения с европейцами все большего числа индейских племен.

Индейские группы, населяющие восток и юг страны, смешивались друг с другом в резервациях, подвергались общей для всех дискриминации и усиленной эксплуатации, теряли племенную организацию, все более переходили на английский (а кое-где — на французский) язык и. таким образом, стали утрачивать свою племенную обособленность, приобретая черты индейцев вообще, а не ирокезов, кри и т. д. Появилась тенденция к образованию новой общеиндейской общности.

По сравнению с США Канада вступила на путь бурного капиталистического развития с запозданием — в последние десятилетия XIX в. Создание большой индустрии, земледельческое освоение западных степей страны, постройка трансконтинентальной железнодорожной магистрали, осуществлявшаяся по экономическим и, в еще большей мере, по стратегическим соображениям, — все это требовало рабочих рук. Канадской буржуазии в тот период были нужны чернорабочие, готовые работать за низкую плату в промышленности; для освоения западных земель требовались неприхотливые выносливые, привычные к крестьянскому труду люди. Между тем опередивший Канаду капитализм Соединенных Штатов во второй половине XIX в. не только перехватывал большую часть миграционного потока из Европы, но и привлекал в свою страну самих канадцев. Канада начала поставлять рабочую силу промышленности США еще в 20-х годах XIX в., причем эмигрировали из Канады главным образом франко-канадцы. Со второй половины 60-х годов миграционный баланс страны стал отрицательным, (т.е. из нее уезжало в США людей больше, чем в нее въезжало из Европы). Это было связано с мощным развитием американской промышленности после Гражданской войны в США. За вторую половину века в Канаду иммигрировало около 2 млн., а эмигрировало из нее более 2,5 млн. человек.

В конце века канадское правительство стало переходить от пассивного созерцания миграционных процессов к их активному регулированию, и прежде всего к поощрению иммиграции из Европы, ограничивая въезд «нежелательных» мигрантов из Азии. С 80-х годов канадское правительство по примеру американского стало предоставлять желающим, и в первую очередь иммигрантам, на льготных условиях земельные наделы (гомстеды) в зоне строящейся трансконтинентальной железной дороги; была организована широкая вербовка безработных в развитых европейских странах и малоземельных крестьян в аграрных странах Центральной и Восточной Европы; пароходные и железнодорожные компании, перевозящие мигрантов, получали правительственные субсидии и сами активно участвовали в вербовке. Так, в Канаде вслед за США начался период «новой иммиграции».

«Новая иммиграция» — это прежде всего въезд людей иных, чем прежде, национальностей. Иммиграция из стран Северной, Центральной, Восточной и Южной Европы привела к появлению в Канаде новых этнических групп, к новым изменениям в этническом составе населения, к возникновению новых проблем в области национальных взаимоотношений.

Особенно резко изменился этнический состав иммигрантов на рубеже XIX и XX вв. Переселенцев с Британских островов по-прежнему прибывало больше, чем из других стран, но теперь их было уже не подавляющее большинство, а лишь около 30% всех въезжающих, в то время как 70% составляли иммигранты из других европейских государств. Состав британской иммиграции также сильно изменился: если прежде в ней преобладали ирландцы и весьма велика была доля шотландцев, то теперь резко возобладали англичане.

Уже в 80-х годах в западную Канаду стали въезжать китайцы из Соединенных Штатов (где они в ту пору подвергались гонениям), позднее — непосредственно из Китая. В значительной мере руками китайских рабочих была построена западная половина трансконтинентальной железной дороги. Китайцы подвергались дискриминации, преследованиям, и вскоре их въезд был законодательно ограничен. Из Европы же в нарастающем количестве въезжали шведы, норвежцы, итальянцы, евреи, поляки. Позднее к ним прибавились исландцы, датчане, бельгийцы, финны, венгры, а затем украинцы, греки, румыны, русские, литовцы. Сильно вырос и поток немецкой иммиграции, никогда полностью не иссякавший и ранее. Впервые возобновилась иммиграция французов — по большей части не из Франции, а из США.

В итоге всех этих процессов в Канаде сложилось общество на редкость многообразное по своей этнической структуре. Основными его группами ныне являются: аборигенные народы — индейцы и эскимосы,— франко-канадцы (свыше 6 млн. человек), англо-канадцы (около 11 млн. человек), переходные этнические группы (4 млн. человек).

Вышеприведенные численные оценки относятся к 1971 г. В них данные переписи населения об этническом происхождении (по отцовской линии) и о родном языке скорректированы с учетом ассимиляционных процессов, в результате которых численность англо-канадцев оценивается несколько выше, чем число лиц английского, ирландского, шотландского и уэлльского происхождения, а численность переходных групп ниже, чем число «прочих» по происхождению, и только численность франко-канадцев приблизительно соответствует числу лиц французского происхождения.

Численность индейцев в XX в. быстро растет в результате высокой рождаемости, хотя смертность их заметно выше, чем населения в целом. В 70-х годах их насчитывалось по переписи 300 тыс. человек, а по оценке ученых — 600 тыс. (с метисами — более 1 млн.). Основные черты географического размещения индейцев сохранились с доколониальных времен. Однако современные индейцы живут в окружении господствующего белого населения и вынуждены приспособляться к его образу жизни. Большинство индейцев живет в резервациях в южной части страны. Они выполняют наиболее низкооплачиваемые работы, главным образом в лесной, деревообрабатывающей и рыбоконсервной промышленности, а также в рыболовном промысле. Как правило, в языковом общении они переходят на английский (в Квебеке — частично на французский) язык по мере распространения среди них школьного образования.

Индейцы северных областей страны живут в основном пушным промыслом, охотой и рыболовством. Несмотря на свою малочисленность, они осваивают огромные таежные пространства. В последние десятилетия начался новый этап хозяйственного освоения Крайнего Севера, что приводит к болезненным переменам в жизни северных индейцев, которые начинают вслед за индейцами ранее освоенных областей вовлекаться в капиталистическое производство.

Почти все индейцы Канады в результате деятельности миссионеров принадлежат к той или иной христианской церкви: римско-католической, англиканской, объединенной канадской и т. п.

Наряду с постепенным сближением с белым населением усиливаются внутренние взаимные связи индейцев. Появилось общеиндейское самосознание, независимое от традиционной племенной принадлежности, ведется общая борьба против расового угнетения и дискриминации.

Эскимосы заселяют северную кромку материка, а также прибрежные зоны многих арктических островов и занимаются морским зверобойным промыслом и рыболовством. В последние годы они все более вовлекаются в капиталистическое хозяйство в качестве чернорабочих. Жизненный уровень эскимосов — самый низкий из всех этнических групп Канады, не исключая индейцев. Число их в 70-х годах составляло около 20 тыс. человек.

Первоначальная попытка захватившей страну Великобритании «затопить» франко-канадцев превосходящей численностью британского населения и ассимилировать их не имела успеха. Франко-канадцам удалось удержать свои позиции особого народа с собственной этнической территорией, своим языком и самосознанием. В ходе борьбы за свое национальное равноправие они сплотились в нацию с исключительно сильным национальным самосознанием.

В этой борьбе франко-канадцы достигли значительных успехов. В конституции Канадской Федерации 1867 г. французский язык был принят наряду с английским для парламентских дебатов на федеральном уровне и для публикации правительственных документов. Он получил фактическое признание в качестве преобладающего языка провинции Квебек. Однако национальные чаяния франко-канадского народа этим не были удовлетворены. Двунациональный характер государства не нашел отражения в конституции, и Квебек оказался лишь одной из четырех (а в дальнейшем, в результате образования новых англоязычных провинций на колонизуемых землях, одной из десяти) канадских провинций. Во Французской Канаде широко распространено требование суверенного Квебека, который явился бы равноправным членом двуединой Федеральной Канады. Коммунистическая партия Канады отстаивает требование разработать новую конституцию, основанную на полном равноправии обеих наций и признании их права на самоопределение. Выступая за национальные права Французской Канады, компартия Квебека одновременно выступает против сепаратизма, за единство Канады, за сплочение рабочего класса страны в борьбе против канадских монополий и американского империализма.

Национальные противоречия обостряются экономическим неравенством англо- и франко-канадцев. Первые занимают высшие ступени в социальной иерархии ( в том числе в Квебеке), они преобладают среди крупной буржуазии, руководящего инженерно-технического персонала; из числа вторых вербуются чернорабочие, низшие слои служащих, Франко-канадцы в среднем занимают более низкое, чем англо-канадцы, месте по уровню дохода, общеобразовательному уровню и т. д. Безработица в Квебеке сильнее, чем в других провинциях.

Наряду с проблемой политического статуса Квебека, как франко-канадской части страны, остро стоят проблемы прав и роли французского языка в других районах, имеющих заметное франкоязычное меньшинство — в провинциях Манитоба, Нью-Брансуик, в восточных районах провинции Онтарио. Эти изолированные от своего основного массива группы франко-канадцев постепенно ассимилируются окружающим англо-канадским населением.

Численность франко-канадцев в последний период растет медленнее, чем канадцев в целом. Рождаемость в Квебеке снизилась и даже уступает рождаемости в других провинциях. В связи с этим доля франко-канадцев в населении страны уменьшилась и составила в 1971 г. 28,7%.

В последние годы обострился интерес франко-канадской общественности к вопросам иммиграции. Традиционно франко-канадцы выступали против широкой иммиграции, которая усиливает англо-канадское большинство в стране. Теперь Квебек оказывает давление на федеральное правительство в направлении поощрения франкоязычной иммиграции из Франции, Бельгии, Швейцарии. С 1948 г. французы включены в категорию наиболее благоприятствуемых иммигрантов. Кроме того, официальным языком в Квебеке объявлен французский язык (в 1974 г.). Иммигрантов обязывают обучать детей во франкоязычных школах, что должно превратить франко-канадцев в ассимилирующую группу.

Всего лиц французского происхождения в Канаде проживает около 6,2 млн., 77% их — в провинции Квебек, 12% — в Онтарио, около 4% — в Нью- Брансуике. Сравнение с данными предшествующих десятилетий показывает, что на основной этнической территории франко-канадцев — в провинции Квебек постепенно возрастает доля нефранцузского населения. Это результат индустриализации и урбанизации Квебека, в Городах которого все более возрастает численность людей, въехавших из других провинций и из-за границы. Особенно ярко выражено это явление в крупнейшем городе Квебека и всей страны — Монреале, где франко-канадцы составляют лишь 64% жителей.

Лиц британского происхождения в Канаде насчитывается почти 10 млн., в том числе более половины составляют потомки англичан (сто лет назад только 1/3 «британцев» имела английское происхождение, а 40% — ирландское). К числу англо-канадцев, кроме того, относится не менее 1,5 млн. людей   небританского происхождения, потомков давних переселенцев, полностью утративших прежние этнические связи. Для групп британского происхождения   (т. е. англичан, шотландцев, ирландцев и валлийцев) всегда был характерен процесс взаимного сближения и постепенного слияния в один народ. Основой этого служили единый зык, территориальное смешение в колонизуемой стране, общность положения в качестве господствующей группы, противостоящей завоеванным франко-канадцам. Наряду с общенациональным англо-канадским самосознанием существуют пережитки этнического самосознания отдельных составивших эту нацию этнических групп. Ассимиляция англо-канадцами пришлых групп продолжается и поныне, что обусловливает исключительно пестрый характер этого народа.

В отличие от других народов «переходные» этнические группы лишь частично растут преемственно, путем естественного роста. Они пополняются главным образом механически, благодаря беспрерывному притоку новых иммигрантов. С другой стороны, и убывание численности таких групп происходит не только в силу естественной смертности, но и в связи с ассимиляцией последовательных поколений англо-канадской нацией, а также утратой их связей с прежней национальностью и с самой группой. В результате этих сложных процессов каждая переходная этническая группа образует как бы широкую гамму — от только что прибывших европейцев, тесно связанных еще со своим прежним народом и вовлеченных в европейские родственные и культурные связи, совершенно чуждых канадской действительности, до внуков и правнуков прежних иммигрантов, вспоминающих о своем европейском происхождении лишь как о семейной традиции. Такого рода группы возникают всегда в странах массовой иммиграции, но, пожалуй, нигде в мире они не играют столь значительной роли в жизни страны, как в Канаде.

Как и в Соединенных Штатах, ассимиляция начинается для вновь прибывающих иммигрантов с первого же часа их прибытия в страну. Жизнь на новой родине — работа, бытовое устройство — требует знакомства с английским (в Квебеке — с французским) языком, привыкания к канадским обычаям и нравам, соблюдения принятых здесь норм. Еще долго приезжие, уже овладев английским, продолжают у себя в семье пользоваться прежним, родным языком (вставляя, однако, все чаще английские слова); пытаются сохранить для детей язык и традиции родины путем создания школ и курсов, клубов и обществ. Молодые люди, как правило, подыскивают себе невест-соотечественниц, избегая браков с девушками из других групп. Постепенно эта исключительность в выборе брачных партнеров у пришлых групп ослабевает, все более частыми становятся межэтнические браки.

Существование переходных групп обеспечивается притоком соотечественников из других стран. Если этот приток иссякает, они неизбежно начинают поглощаться англо-канадской нацией. Помимо поддерживающего группу притока новых иммигрантов на темп и характер ее ассимиляции влияет множество факторов: длительность пребывания в стране, близость языка и культуры данного народа к англо-канадским, особенности социально-профессионального состава, характер расселения, наличие (или отсутствие) дискриминации по отношению к данной группе, общая численность группы, ее внутренняя сплоченность, роль национальных организаций — политических, культурных, религиозных и т. д.

В Канаде существуют, как отмечалось, две основные нации. Но ассимиляция иммигрантов происходит практически с одной из них — англо-канадской. Даже немногочисленные иммигранты-французы в значительной .части переходят на английский язык.

Следует подчеркнуть, что у переходных групп нет своих этнических территорий.

Они, как правило, образуют лишь очень небольшие островки, разбросанные среди «моря» англо-канадцев. В некоторых крупных городах (Торонто, Виннипег, Ванкувер и др.) отдельные пришлые национальности сосредоточиваются в более или менее изолированных кварталах или улицах.

Из переходных этнических групп Канады наибольшую историческую давность имеет немецкая, она же и наиболее многочисленная. Лиц немецкого происхождения в 1971 г. насчитывалось 1,3 млн. Однако неверно было бы всех их относить к немецкой переходной группе: для многих из них «переход» уже завершился, и они стали по существу одним из элементов англо-канадской нации.

Расселены жители немецкого происхождения в Канаде повсеместно. Наиболее высока их доля в населении степных провинций: это наследие давней тенденции немецких иммигрантов селиться на земле.

В настоящее время большинство немецких канадцев, как и других, проживает в городах; в одном из них, Китченере, они составляют 27% населения. Эта группа очень разнородна также в социальном, профессиональном, культурном и религиозном отношениях. Немецкий язык считает родным более 500 тыс. человек.

Вторая по численности переходная группа — итальянская. В противоположность старожилам-немцам почти все канадцы итальянского происхождения — недавние выходцы из Европы. В 1971 г. их было 731 тыс., число же говорящих на итальянском языке в качестве родного — 538 тыс. человек. Столь большое число лиц, сохранивших родной язык, указывает на сравнительно слабую еще ассимилированность этой группы. Итальянские канадцы сильнее большинства других групп сосредоточены в городах, причем более половины их живет в двух городах-гигантах — Монреале и Торонто. 3/4 занятых итальянцев — промышленные рабочие в большинстве низкой квалификации. Особенно велика роль итальянцев в строительной промышленности. Все они католики. Их религиозная принадлежность, а также родство итальянского и французского языков делают возможным ассимиляцию части их не англо-канадцами, а франко-канадцами.

Следующая по численности переходная группа — украинская. Лиц украинского происхождения в Канаде, по переписи 1971 г., насчитывалось 580 тыс. Украинцы начали впервые въезжать в Канаду в 90-х годах XIX в. В годы массовой иммиграции начала XX в. они заняли второе место среди иммигрирующих групп (после британской). Жители украинского происхождения в большинстве своем принадлежат к третьему, отчасти — ко второму и четвертому поколениям канадцев.

Украинцы селились преимущественно общинами и во многом сохранили элементы своего прежнего быта. Так называемые «люди в овчинных тулупах» принадлежат к числу тех, кто распахал канадские прерии, превратив их в богатый пшеничный край. В городах они селились неохотно — только ради того, чтобы трудом на строительстве, в угольной или лесной промышленности заработать средства для первоначального обзаведения хозяйством на ферме. Украинским иммигрантам пришлось, быть может, в большей мере, чем большинству других, столкнуться с враждебным, шовинистическим отношением со стороны потомственных поселенцев старых групп. Они медленнее большинства других не расселялись в города и медленнее ассимилировались, долго удерживая родной язык, традиции и самосознание. Украинский язык все еще является родным для более чем 310 тыс. канадцев.

По мере урбанизации многие украинцы перебирались из степных провинций в города быстро индустриализирующихся провинций Онтарио и отчасти Квебека. Тем не менее в степных городах Виннипеге и Эдмонтоне их все еще больше, чем даже в Торонто и других крупнейших многонациональных городских центрах востока страны. Виннипег остается и поныне важнейшим украинским культурным центром.

Другие наиболее многочисленные переходные группы Канады — голландцы (426 тыс. в 1971 г.), преимущественно въехавшие в первые послевоенные годы; поляки (316 тыс.), в основном дети и внуки иммигрантов начала века, есть и «перемещенные лица»; евреи (297 тыс.) в большинстве иммигранты предвоенных и послевоенных лет; скандинавы (179 тыс. — норвежского, 102 тыс. — шведского, 76 тыс. — датского и 28 тыс. — исландского происхождения), иммигрировавшие регулярным потоком еще с 70-х годов XIX в.; русские (125 тыс.); венгры, греки, португальцы — иммигранты последних десятилетий и др.

Несмотря на ограничения, традиционно налагавшиеся (и вопреки закону фактически осуществляемые и в настоящее время) на иммиграцию из неевропейских стран, в Канаде в 1971 г. числилось 119 тыс. канадцев китайского, 37 тыс. — японского, 129 тыс. — прочего азиатского (индийцы, арабы и др.) и 34 тыс. — негритянского происхождения и, кроме того, 28 тыс. выходцев из Вест-Индии.

Расовая и национальная дискриминация в Канаде запрещена законом. Однако законы эти нарушаются или обходятся как в быту, так и при приеме на работу или сдаче квартир отдельными предпринимателями и домовладельцами, и даже в официальных учреждениях, таких, как иммиграционное ведомство, которое всякими правдами и неправдами старается не допустить «цветных» иммигрантов.

Все сколько-нибудь значительные этнические группы Канады имеют свои организации, которые также усиленно борются с любыми проявлениями дискриминации по отношению к своим группам.

Результатом всех этих процессов является общество совершенно исключительного этнического многообразия.

Этнические проблемы Канады были исторически во многих отношениях сходны с проблемами ее соседа — Соединенных Штатов Америки. Имелись, однако, и существенные различия. Наиболее разительные из них: двунациональный характер канадского государства (между тем как в США сложилась одна преобладающая нация), отсутствие в Канаде широкого завоза невольников из Африки и отсутствие вследствие этого многочисленного негритянского населения и «негритянской проблемы»; в ее истории гораздо более сильная изменчивость этнического состава, что связано с меньшей численностью канадского населения, которое тем самым не в состоянии быстро и успешно «переваривать» массу иммигрантов и вместе с тем наличием наряду с массовой иммиграцией еще и процесса массовой же эмиграции.

Все эти обстоятельства делают этнические проблемы весьма важными для общественной жизни Канады.

Канада принадлежит к числу наиболее слабо заселенных стран земного шара: в среднем на 1 км приходится 2,4 человека. Занимая второе место среди стран мира по размерам территории, она стоит на тридцать первом месте по численности населения.

Население Канады растет быстро по сравнению с другими развитыми индустриальными странами, но медленнее, чем население мира в целом.

Канаду позднее других развитых стран захватил общий процесс нового снижения рождаемости, последовавший за «бэби-бумом» первых послевоенных лет, когда на 1000 человек населения ежегодно рождалось 27—28 младенцев. Взлет рождаемости конца 40-х — 50-х годов как бы прервал вековой процесс неуклонного ее снижения.

Послевоенное увеличение рождаемости было связано с более ранними браками, увеличением общего числа детей в семьях. В послевоенные годы уровень деторождения повысился в Канаде, доля бездетных семей и семей, имеющих только одного ребенка, понизилась. Повышение уровня деторождения отмечалось у всех групп женщин, независимо от их экономического положения и образования. Однако сильнее оно было выражено у женщин с более высоким образовательным цензом, и особенно у женщин с высшим образованием, которые прежде имели наименьшее число детей. На 1000 женщин с высшим образованием, родившихся в 1926—1931 гг., приходится детей примерно на 70% больше, чем у женщин рождения 1901—1906 гг. С   60-х   годов   возобновился   процесс снижения рождаемости; она упала с 28 в год на 1000 человек населения в среднем за 1950—1954 гг. до 25 в 1960—1964 гг. и до 16 в 1976 и 1977 гг.

Естественный прирост населения ныне упал даже ниже кризисных довоенных лет (т. е. ниже 1%). Смертность стабилизировалась на уровне 7—8 в год на 1000 человек.

Половозрастной состав населения Канады, как и США, где также высока доля иммигрантов, исторически отличался от состава населения стран Западной Европы. Иммиграция в периоды своего максимального размера предопределяла такие особенности половозрастного состава населения, как преобладание мужчин (113. на 100 женщин в 1911 г.), высокую долю молодежи. Половина иммигрантов прибывала в возрасте 20—40 лет; и на эту возрастную группу приходится 90% рождений; поэтому иммиграция способствовала повышению в стране рождаемости.

Для современной Канады характерно постепенное выравнивание количественного соотношения лиц женского и мужского пола. До недавнего времени мужское население значительно преобладало в колонизуемых районах: на Канадском Севере (в 1961 г. 127:100, в 1971 г. 113:100), и даже в западных провинциях Альберта, Саскачеван, Британская Колумбия (в 1961 г.— 107:100, в 1971 г.— 103:100). В наши дни в провинциях с развитой промышленностью преобладание мужчин минимально, а в провинциях Онтарио и Квебек, согласно переписи 1971 г., впервые мужчин оказалось меньше, чем женщин (99:100).

На современную возрастную структуру населения Канады решающее влияние оказал «бэби-бум» 50-х годов и последующее резкое снижение уровня рождаемости. В результате снизилась доля детей в населении: в 1974 г. на 100 взрослых приходилось только 42 ребенка (до 14 лет) против 58 в 1961 г. С другой стороны, общая для развитых стран тенденция к старению населения проявляется и в Канаде, хотя с заметным отставанием от США и западноевропейских стран. Доля в населении лиц старше 65 лет за десятилетие с 1961 по 1971 г. повысилась с 7,6 до 8,1% (в США она уже перешагнула за 10%, а во многих странах Европы — за 15%). Постарение населения нашло отражение в неблагоприятном соотношении численности детей и стариков. В 1974 г. на 100 детей приходился 31 человек старше 65 лет (в 1961 г. — 22). В результате всех этих тенденций увеличилась возрастная группа от 15 до 29 лет, что оказывает решающее влияние на состояние рынка труда в стране, находит отражен: в наметившихся ограничениях на въезд Канаду.

Доля людей трудоспособного возраст (от 15 до 64 лет) пока в целом повышается: в 1974 г. она достигла 64%.

Весьма показательно, что отмеченные выше процессы происходили в условиях быстрого уменьшения доли сельского населения и сопровождались сближение темпов естественного прироста населения в городе и в сельской местности. Если 1951 г. сельское население составлял 37,6% общего населения страны (в то числе 19,7% собственно на фермах, остальные в мелких поселениях), то 1971 г. его доля снизилась до 23,9"! (6,6% проживало на фермах).

С начала европейской колонизации население страны росло очень быстро благодаря высокой рождаемости и приток иммигрантов. В течение первой половины XIX в. население удваивалось каждые 20 лет, при этом естественный прирос давал лишь немногим более половин: общего увеличения населения, а почт половину обеспечивала чистая иммиграция. Затем начался отток населения и Канады в США.

К концу XIX в. численность населения перешагнула за 5 млн. человек. Н рубеже XX в. Канада стала страной мае совой иммиграции из Европы, но одновременно и страной значительной эмиграции в США. За первые 70 лет XX в. страну въехало 8,3 млн. иммигрантов, выехало из нее 5 млн. эмигрантов. В период кризиса 30-х годов иммиграция почти прекратилась, и число уезжающих превысило число въезжающих; баланс стал отрицательным для Канады. В сред нем же за семь десятилетий XX в. население росло на 1,7% в год, причем чиста иммиграция составляла в приросте около 22%.

Накануне первой мировой войны численность населения страны достигло 8 млн., а накануне второй мировой войны— 11,5 млн. человек. За 30 после военных лет общая численность населения удвоилась (в 1946 г. она составлял всего 12 млн.).

Размеры иммиграции в послевоенные годы снова значительно увеличились. Чистая иммиграция за 1946 — 1971 гг. составила 2 млн. человек. Однако экономическое значение иммиграции заметно больше, чем можно было бы предположить. Среди иммигрантов резко преобладают люди трудоспособных возрастов. В результате примерно 40% всего прироста рабочей силы связано с иммиграцией. Важная сторона послевоенной иммиграционной политики в Канаде заключалась в том, чтобы повышать долю квалифицированных рабочих и специалистов с высшим образованием. По данным за 1961—1971 гг., около половины иммигрантов были самодеятельными работниками, из них примерно 30% приходилось на квалифицированных рабочих, техников и инженеров, а на сельскохозяйственных и неквалифицированных рабочих — менее 5 %.

Ныне каждый шестой житель Канады родился за пределами страны. Если бы Канада поглотила весь поток иммигрантов, прибывших в страну за последнее столетие, то ее население достигло бы 30 млн. человек. Но, как правило, 1/3 иммигрантов и немало канадских уроженцев далее эмигрирует в соседние США. В США насчитывается 800 тыс. уроженцев Канады и более 2 млн. лиц, родители которых прибыли из Канады.

Значительная часть канадцев осела в пограничных штатах США (Массачусетс, Мичиган, Мэн и др.) и крупнейших городах (особенно в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе). Канадских эмигрантов привлекал в Соединенных Штатах относительно более высокий уровень заработной платы при отсутствии иммиграционных ограничений для канадцев. Это же привлекает европейских и иных иммигрантов, приехавших в Канаду, которая часто рассматривается как своего рода перевалочный пункт для иммиграции в США.

Имеется и встречный поток американцев, переселяющихся в Канаду. До середины 60-х годов эмиграция канадцев в США обычно на 30—35 тыс. человек превышала иммиграцию из этой страны в Канаду. Однако по мере унижения разрыва в уровнях оплаты, а также в силу ряда других условий эта разница стала быстро сокращаться, а, например, в 1970 г. в Канаду из США прибыло даже больше, чем выехало из нее в США (24,4 тыс. против 23 тыс. человек).

Основная масса иммигрантов оседает в наиболее развитых в экономическом отношении и урбанизированных центральных канадских провинциях Онтарио и Квебек, тем самым усиливая процесс урбанизации в стране: в городах осело 85 % послевоенных иммигрантов, в том числе 70% — в крупных городах, тогда как в среднем по стране в этих городах проживает 43% населения. Каждый седьмой житель Монреаля и четвертый житель

Среди иммигрантов традиционно ведущую группу составляют выходцы из Великобритании (около половины европейских иммигрантов). Канада наряду с Австралией по-прежнему стоит на первом месте в мире по размерам британской иммиграции. Однако национальный состав прибывающих иммигрантов становится все более пестрым: если раньше подавляющая часть иммигрантов поступала из Великобритании и Ирландии, то теперь доля иммигрантов из этих стран ниже 1/5. Среди европейских стран Франция как поставщик иммигрантов занимает пятое место, уступая Великобритании, Ирландии, Италии, Германии. Эти изменения в составе иммигрантов сказываются на национальном составе населения страны. Заметно сократилась доля канадцев английского, ирландского и шотландского происхождения, выросла доля выходцев из стран континентальной Европы (особенно Италии, Германии, Нидерландов, Португалии и Греции). В последние годы усилилась иммиграция темнокожего населения. Так, из 149 тыс. иммигрантов, допущенных в страну в 1976 г., около половины составляли выходцы из стран Карибского бассейна, Азии и Африки.

Для Канады характерна крайняя неравномерность размещения населения — (7 тыс. кв. км, около 5 млн. человек провинции Квебек).

Важнейшая тенденция в размещен населения в послевоенный период — быстрый рост городского населения. Согласно официальной статистике, все население делится на три группы: городское, сельское фермерское и сельское нефемерское. В Канаде городом считает населенный пункт с числом жителей свыше 1 тыс. человек. В городское население включается не только население всех пунктов данной градации, но и население пригородных зон крупных городских центров.

За период с 1951 по 1971 г. городское население Канады возросло вдвое, а сельское по существу в абсолютных размерах, не менялось. Такое положение говорит не только о поглощении городами мощного миграционного потока из сельской местности, но и об аккумулировании городами основной части иммигрантов. В послевоенной Канаде процесс урбанизации резко ускорился, что сказалось на увеличении доли городского населения в общей численности населения страны. За 1951—1979 гг. она повысилась с 62 до 78%. Степень урбанизации в отдельных провинциях страны колеблется от 82% в провинции Онтарио до 38 % на острове Принца Эдуарда, даже в преимущественно сельскохозяйственной  провинции Саскачеван она достигает  почти 155%.

Приведенные выше данные о численности и темпах роста городского населения не полностью учитывают жителей пригородных зон и мелких населенных пунктов, функционально связанных с городским образом жизни, но расположенных за пределами метрополитенских ареалов. Рост данной группы населения и повышение ее значения связано с урбанизации явлением, с одной стороны, типичным для Северной Америки в целом, а с другой — присущим в первую очередь Канаде, так как процесс создания сети новых промышленных городов и поселков на базе освоения природных богатств необжитых частей страны здесь выражен наиболее ярко. Первое из двух указанных явлений связано с широким внедрением в послевоенной Канаде в повседневную жизнь автомобиля. Автомобиль не только способствовал росту численности населения и расширению границ пригородной коны, но и дал людям, работающим в городах, возможность жить за ее пределами — в небольших городах, поселках, а то и в сельской местности, часто на прежних фермах. Этот процесс в отличие от субурбанизации, т. е. роста пригородов, получил название рурбанизации. В районах «притяжения» крупных городов (СМА) численность жителей таких населенных пунктов превышает 1,5 млн. человек и быстро увеличивается.

Другим явлением, типичным для Северной Америки в целом и для Канады в том числе, является возникновение в послевоенные годы большой сети новых городов и поселков в необжитых, но богатых природными ресурсами западных и северных частях страны. Возникновение здесь большого числа (свыше 500) новых населенных пунктов связано в первую очередь с развитием добывающей промышленности, переработки древесины и производства целлюлозы и бумаги.

Создание во вновь осваиваемых районах Канады новых центров, хотя в целом и отражает экстенсивное развитие капитализма, идет интенсивно, с применением новейших достижений науки и техники, высококвалифицированного труда. Появление значительного числа таких новых центров не особенно сильно отражается на численности населения вновь осваиваемых районов. Это связано с тем, что здесь стремятся использовать природные богатства с наименьшими затратами людских ресурсов, поскольку обеспечение людей всем необходимым в новых, особенно северных, районах требует больших расходов. Происходит преднамеренное сужение специализации производственных центров. Обычно в крупном новом центре создают лишь производство, основанное на эксплуатации какого-либо одного вида местных ресурсов, все же остальные операции выносят в освоенную часть страны. В техническом обслуживании здесь значительно чаще, чем в обжитых районах, используют замену изношенных деталей и узлов запасными частями (вместо текущего ремонта), а в потребительском снабжении — посылочную торговлю по каталогам универмагов больших городов.

Важнейшая сторона процесса урбанизации в Канаде — преимущественный рост больших городов и концентрация в них все большей части населения. В 1961 г. в стране было 12 городов с числом жителей более 100 тыс. человек; в них проживало 22,8% населения. В 1971 г. число таких городов увеличилось до 19, а доля их жителей в населении Канады возросла до 26,8%. Однако эти данные преуменьшают масштабы урбанизации. Дело в том, что здесь города учитываются в их административных границах, которые не включают пригороды. На самом же деле они представляют собой городские агломерации, каждая из которых состоит из ядра (одного или нескольких центральных городов с числом жителей более 100 тыс.) и тесно сросшейся с ним пригородной зоны. Если в 1961 г. таких «фактически крупных городов» было 17, то в 1971 г. — уже 22 с числом жителей около 12 млн. Их доля в населении страны достигла 55%, а в населении городов — 72,3%. Кроме того, в Канаде имеется 87 агломераций меньших размеров. В целом в период с 1961 по 1971 г. число жителей в агломерациях выросло на 3,7 млн. человек, т. е. на 0,4 млн. человек больше, чем выросло население всей страны.

Таким образом, несмотря на наличие в Канаде значительных территориальных резервов, развитие урбанизации идет в основном вглубь и находит выражение прежде всего во все большей концентрации населения в больших городах, перерастающих в ходе субурбанизации в городские агломерации. Характерно, что особенно быстро растут крупнейшие агломерации, сосредоточивающие в себе не только наибольшую долю промышленного производства, но и управленческие, научные и культурные функции. В 1971 г. на семь крупнейших метрополитенских ареалов приходилось 40% населения и около половины промышленного производства страны (против соответственно 36 и 40% в 1961 г.).Только наикрупнейшие агломерации Монреаля, Торонто и Ванкувера в 1976 г. приходилось 30% населения и 1/3 промышленного производства Канады.

Чрезмерный рост концентрации производства и населения на ограниченной по площади территории при отсутствии программ рассредоточения производства приводит в Канаде к обострению типичных для капиталистических стран проблем. В первую очередь обостряются проблемы, связанные с ростом пригородов, куда бегут зажиточные слои населения: колоссально расширяются площади городов, в связи с чем ликвидируются пригородные, центры городов превращаются в трущобы, резко повышается стоимость жилья. О масштабах процесса бегства из центров канадских городов говорят данные переписи 1976 г. При росте общего числа жителей в трех основных агломерациях население собственно городов за 1971—1976 гг. сократилось: Монреаля на 154 тыс., Торонто на 102 тыс. и Ванкувера на 30 тыс. Другими крупными проблемами канадских городов все в большей степени становятся обостряющиеся проблемы городского транспорта, порчи городской среды, рост преступности и городской нищеты.


2015 www.global-echo.ru
Рейтинг@Mail.ru