Северная Америка

США

       Содержание:

Население США

Население США (американцы) представляет собою результат смешения различных расовых и этнических элементев. Оно сложилось из представителей трех больших рас человечества: монголоидов, европеоидов и негроидов.

Первыми обитателями территории нынешних США были индейцы. Ко времен европейской колонизации по территория США были расселены до 400 индейских племен общей численностью около 2—3 млн. человек, говоривших на 200 языках.

В XVI—XVII вв. на индейских земля стали основываться европейские колонии. Экспансия колоний вширь означал экспроприацию земель сначала индейцев, обитавших к востоку от Аппалачей, затем территорий индейских племен, живших северу от р. Огайо и к востоку от Миссисипи. Среди выходцев из Европы преобладали в колониальный период,в связи с ведущей ролью английских колоний в военно-политическим главенством Англии на Североамериканском материке переселенцы из Англии и британских владений, составлявшие к концу XVIII в приблизительно 80% белого населения Кроме англичан это были главным образом шотландцы и ирландцы. Остальная часть жителей состояла из представителей других народов Европы: голландцев, шведов, французов и т. д. Таким образом, население США еще с колониального периода отличалось этнической пестротой, которая в дальнейшем все возрастала. Потомки различных европейских народов, попав в новые природные и социальные условия, заимствовали друг у друга, а также у индейцев многие хозяйственные и бытовые навыки и нередко вступали в смешанные браки.

Рабство негров в североамериканских колониях Англии сложилось постепенно и оформилось юридически в последнее трети XVII — начале XVIII в.

Черные рабы происходили из разны: районов Африки, принадлежали к разным племенам, этническим и Языковым группам, отличались друг от друга своими обычаями, культурой и физическим обликом. Но на рабовладельческих плантациях в Америке им пришлось приспосабливаться к новой среде, освоить английский язык — единственный, на котором они могли общаться, воспринять новые трудовые навыки, нормы поведения, обычаи американского окружения. Следующие поколения рабов, родившихся в Америке, знали об Африке только по воспоминаниям старших поколений. Уже в начале XIX в. в США было мало черных который доступ к образованию. Вместе с тем, протестуя против расового неравноправия и дискриминации даже в церкви, свободные негры стали создавать свои собственные религиозные общины. В конце XVIII — начале XIX в. возникли негритянские баптистская и методистская церкви, сыгравшие важную роль в освободительной борьбе и общественной жизни американских негров.

После Войны за независимость усилился, в связи с развитием капитализма, натиск на индейские земли, расположенные к востоку от Миссисипи. Индейцев насильственно переселяли в районы к западу от реки. Тогда Запад представлялся диким районом, непригодным для заселения белыми. Его объявили индейской землей, на которую в течение 1816—1850 гг. были перемещены индейцы с земель к востоку от Миссисипи. Но «Дикий Запад» не был ничейной землей. Обширные пространства американских степей были уже заселены кочевыми племенами конных охотников на бизонов.

Гражданская   война   1861—1865 консолидировала не только американское государство, но и американскую нацию в том этническом составе, в каком он тому времени сложилась.

В те же десятилетия происходил заметный, хотя во много раз меньший приток иммигрантов из Азии — преимущественно из Китая и Японии. Они селились главным образом в тихоокеанских штатах, особенно в Калифорнии. Принадлежа к монголоидной расе и резко отличаясь по внешности от белых жителей Америки — что до сих пор сказывается на их судьбе, — они, однако, по своей социальной и культурной роли в СЩА, по характеру ассимиляционных процессов в сущности мало отличаются от европейских иммигрантов. Ни одна этническая группа европейских выходцев не избежала дискриминации в той или иной степени и форме, но выходцы из Азии подвергались самым большим гонениям.

Отмена рабства и предоставление неграм в результате Гражданской войны и Реконструкции (1866—1876 гг.) гражданских прав покончили с изоляцией бывших рабов, резко расширили их контакты с внешним миром, изменили их взаимоотношения с белым населением, намного ускорили процесс их дальнейшей социальной дифференциации и культурной ассимиляции. Однако победившая в войне буржуазия Севера, все шире вкладывавшая в последней трети XIX в. свои капиталы в экономику бывшего рабовладельческого Юга, вступила в союз с южными плантаторами, ставшими теперь ее партнерами в деле эксплуатации негритянских масс. Это привело к новым, более изощренным и утонченным формам порабощения «освобожденных» негров.

В период с 1890 по 1910 г. в южных штатах были приняты новые конституции и законы, лишившие негритянское население избирательных и других гражданских прав, узаконившие расовую сегрегацию в расселении и образовании, на транспорте и в местах общественного пользования. Запрещение черным селиться в одних кварталах с белыми американцами, распространившись на Север, привело к возникновению там негритянских гетто: Гарлема — в Нью-Йорке, Саут-Сайда — в Чикаго и т. д.

С середины XIX в. ареной покорения и истребления индейцев стали уже районы к западу от Миссисипи. «Дикий Запад» оказался областью богатых плодородных земель и пастбищ, здесь были обнаружены месторождения ценных минералов. Все больше и больше белых колонистов устремлялось на Запад. Переселенческая волна усилилась в связи с открытием в 1848 г. золота в Калифорнии и приняла огромные масштабы после окончания Гражданской войны. Через степи прокладывались дороги, по которым шли вереницы повозок колонистов, охраняемых конными военными отрядами. Для охраны этих путей сооружались форты с гарнизонами. Развернулась торговля бизоньими шкурами, приведшая к хищническому истреблению стад бизонов.

К концу XIX в. большинство индейских племен, несмотря на их упорное сопротивление, были покорены, разбиты и поселены в резервации.

В результате истребления индейцев в годы «индейских войн», а также распространения среди них в условиях нищеты и антисанитарии привнесенных белыми колонизаторами болезней численность индейского населения катастрофически упала. К началу XX в. на территории США насчитывалось лишь около 200 тыс. индейцев. Многим казалось тогда, что индейцы — обреченный на вымирание народ.

А поток иммигрантов, испытывая временные спады в пору кризисов, продолжал нарастать. В первое десятилетие XX в. в страну прибыло около 9 млн. человек, главным образом из Европы, правда, многие приезжали только на время и затем возвращались на родину, однако значительное большинство оставалось. В 1910 г. только первые два иммигрантских поколения (люди, родившиеся за пределами США, и дети таких людей) составляли почти 40 % белого населения.

Негритянское население США насчитывало в то время более 10 млн. человек (все население страны— 92 млн. человек). Социальное расслоение афроамериканцев за полвека после отмены рабства резко ускорилось: крупнейшим по численности классом стал пролетариат, большая часть которого состояла из сельскохозяйственных рабочих. Большинство фермеров представляло собой забитых и прозябавших в нищете арендаторов-издольщиков.

Накануне первой мировой войны среди негритянского населения США уже существовали основные, характерные для капиталистического общества классы и прослойки, но развитие их искусственно задерживалось американским монополистическим капиталом и правившей верхушкой.

Глубокое влияние на дальнейшие судьбы негритянского населения оказала первая мировая война. Быстрый рост военных поставок США в Европу, мобилизация в вооруженные силы вызвали огромный спрос на рабочие руки. А поскольку европейская иммиграция практически прекратилась, то главным резервом дешевых рабочих рук оказалось негритянское население. За годы войны из аграрных районов Юга в промышленные центры Севера переселилось 0,5 млн. негров. Особенно широкие масштабы такое переселение приняло в годы второй мировой войны и в послевоенные десятилетия. В течение 30 лет — с 1940 по 1970 г. — переселилось с Юга на Север и Запад 4,2 млн. негров и, кроме того, 2 млн. из сельских районов в города на самом Юге.

Резкое сокращение заокеанской иммиграции, обусловленное иммиграционными законами, принятыми в США в 20-х годах, вызвало усиление притока туда людей из стран Америки, откуда въезд не ограничивался — из Канады, Мексики, позже — из Пуэрто-Рико. Однако в количественном отношении он был несоизмерим с прежней иммиграцией. Этнический состав американского населения надолго стабилизировался.

Углубление ассимиляционных процессов в условиях стабилизации этнического состава приводило к усилению межэтнической консолидации. США не стали многонациональным государством, как иногда ошибочно пишут. Многочисленные этнические группы, входившие в их население, почти никогда не имели своей территории. Еще в XIX в. большинство иммигрантов селилось в городах и поселках рядом с людьми другого этнического происхождения. Даже в сельской местности расселение зачастую бывало смешанным. Иммигранты любого происхождения, прибыв в Америку, прежде всего включались в ее экономическую и социальную структуру, и дальнейшая их жизнь протекала в зависимости от требований и тенденций американского общества. На этой основе развивалась их культурная и бытовая ассимиляция. Преобладание городского типа расселения позволяло иммигрантам одной национальности заселять целые кварталы, особенно в крупных городах — Нью-Йорке, Чикаго и др. Это способствовало созданию разнообразных национальных организаций — культурных, спортивных, политических и иных, — имевших зачастую различные направления в зависимости от социального и политического расслоения данной этнической группы.

Каждая такая группа пыталась — посредством подобных организаций и иными способами — сохранить свою самобытность, свои бытовые и культурные традиции. В действительности же ни одна черта этнического быта не оставалась неизменной в новых условиях. Этнические организации приобретали все более американский характер, служили сближению иммигрантов с американской средой. Сами же иммигрантские группы являлись переходными этническими общностями.

Из факторов, препятствовавших мощному ассимилирующему воздействию американской среды, на первом месте стоит свойственная этой среде дискриминация, которой подвергались иммигранты в.разных областях жизни. Дискриминация толкала иммигрантов к обособлению и замкнутости. Этническая рознь развивалась как между иммигрантами и старожилами (в том числе неграми), так и между разными группами иммигрантов. Каждая из таких групп занимала определенную ступень социальной лестницы американского общества в зависимости от имущественного уровня, длительности пребывания в стране, степени ассимилированности и т. д. Так, например, в начале XX в. немцы и ирландцы, имевшие уже большой американский стаж, считались «желательными», а итальянцы — новички в Америке и к тому же бедняки — «нежелательными». При этом так называемому «англосаксонскому элементу» приписывались все достижения США, а «чужаки» считались виновниками всех недостатков. Это воззрение широко распространилось к началу XX в. В действительности потомки англичан, как мы видели, смешивались с выходцами из других народов, и в начале XX в. американская нация представляла собою этнический конгломерат. Но английское происхождение американцев фетишизировалось. Американские шовинисты развернули в годы первой мировой войны кампанию насильственной «американизации», во время которой иммигрантов пытались подогнать под английский образец. Подавляющее большинство иммигрантов вливалось в трудовые слои, преимущественно в рабочий класс, американского общества. Несмотря на конкуренцию между отдельными этническими группами на рынке труда, на межэтническую рознь, насаждавшуюся хозяевами, совместная работа и совместная борьба сплачивали рабочих разной этнической принадлежности. Рабочее движение — профсоюзы, стачки и т. д.— являлось самой успешной школой ассимиляции как для тех, кто входил в переходные этнические группы, так и в особенности для тех многочисленных иммигрантов, которые жили вне таких групп в районах очень пестрого в национальном отношении населения.

Наиболее ярко ассимиляционные процессы выразились в языке. Решающее значение имело то, что в США господствовал один язык— английский (в отличие от Канады, например), а также то, что почти все иммигрантские группы (за исключением, правда значительным, ирландцев, выходцев из Великобритании, англо-канадцев, вест-индских негров) говорили на разных других языках.

Язык Америки проникал в иммигрантские наречия буквально со дня высадки переселенцев на американский берег. При всем многообразии наречий и культурных особенностей отдельных групп в иммигрантских языках совершались однотипные изменения. Прежде всего обновлялся их словарный состав. Затем наступала стадия двуязычия. Английским языком пользовались лишь в определенных ситуациях, обычно на людях, в семье же употреблялся родной или чаще смешанный язык. В обстановке двуязычия вырастали дети иммигрантов, но они уже владели английским языком, который для них был языком школы и улицы. Обычно на протяжении жизни этого поколения совершался полный переход на английский язык.

Эпоха свободной иммиграции миновала для США полвека назад. С тех пор въезд туда жестко ограничивается и регулируется государством. Однако за этот период в страну прибыло около 12 млн. иммигрантов. Абсолютное значение этой цифры велико, но если учитывать долю иммигрантов в численности всего населения США, то она не столь значительна, как в предшествовавшую эпоху. Эта доля составляла в 1970 г. менее 5%. Уменьшилась и доля второго поколения — детей иммигрантов. В том же 1970 г. она составляла около 12%. Средний возраст иммигрантов в 1960 г. был 57,7 года, для второго же поколения — 43 года. Оба этих поколения стареют и уступают место следующим, которые связаны с Америкой более глубокими корнями. Разумеется, это способствует этнической консолидации американской нации.

В 1965 г. в США был принят новый иммиграционный закон. В соответствии с потребностями научно- технической революции новый закон предусматривает преимущественное право на въезд ученым, специалистам, квалифицированным рабочим. Регламентирована иммиграция из других стран Америки, которая прежде не ограничивалась.

В этническом составе иммигрантов произошел перелом. Число привилегированных прежде переселенцев из Северной и Западной Европы, а также из Канады сильно уменьшилось; из стран Южной Европы — Италии, а особенно Греции и Португалии, — очень возросло. Во много раз увеличилась иммиграция из стран Азии, откуда она прежде практически не допускалась. Именно из этих стран, в частности из Индии, главным образом и привлекаются в США специалисты и научные работники. Таким образом, не только числом, но и квалификацией и соответственно социальным положением .современные иммигранты отличаются от переселенцев эпохи массовой иммиграции. Правда, и в наши дни две новейшие иммигрантские этнические группы — мексиканцы (чиканос) и пуэрториканцы — вынуждены заниматься низкооплачиваемой малоквалифицированной работой. Трудящиеся обеих этих испано-язычных групп принадлежат к наиболее эксплуатируемым и угнетаемым слоям американского населения.

Каждая из упомянутых выше групп обладает своеобразными чертами. Мексиканцы США живут по большей части в юго-западных штатах, на территории, отторгнутой в середине XIX в. у Мексики. Основу данной группы составило мексиканское население этих земель, попавшее в те годы под власть США. Но главную массу мексиканцев США, которых ныне, по неточным данным, насчитывается около 7 млн., составляют иммигранты и потомки иммигрантов.

Наивысший подъем мексиканской иммиграции приходится на 1910— 1924 гг. Значительную часть иммигрантов всегда составляли сезонники, часть их проникала в США нелегально. Многочисленная мексиканская группа — единственная из современных этнических групп США — живет главным образом в одном крупном регионе, который к тому же является исконной мексиканской этнической территорией. Это обстоятельство, а также географическая близость к Мексике, с которой поддерживается постоянная связь, замедляют ассимиляцию американских мексиканцев и способствуют их обособлению.

Пуэрториканцы США — выходцы из американской колонии. Период их наиболее массовой иммиграции пришелся на двадцатилетие после второй мировой войны. Теперь их в США насчитывается приблизительно 1,5 млн. человек; большинство сосредоточено в Нью-Йорке.

За последние полвека негритянское население страны более чем удвоилось и, по переписи 1970 г., составило 22,6 млн. человек (в 1976 г. — 25 млн.), или 11,1% всех американцев; 53% его приходилось на южные штаты, 39% — на северные и 8% — на западные. Поскольку уровень рождаемости среди афроамериканцев выше, чем в среднем по стране, а смертность почти такая же, доля молодежи в возрасте до 24 лет среди них также была выше — 54,1%, тогда как среди белых американцев— 44,8%. Средний возраст негра в 1970 г. составлял 22,4 года, белого— 28,9 года. Средняя продолжительность жизни афроамериканцев — 64,6 года, белых американцев — 71,7 года.

По темпам роста доли городского населения негры США обогнали белых. В 1970 г. в городах проживало 81,4% черных и 72,4% белых американцев. При этом 6,6 млн., т.е. более у, всех афроамериканцев, жило в 12 крупнейших городах. В Нью-Йорке число их достигало 1,7 млн., в Чикаго — перевалило за 1 млн., в Филадельфии, Детройте, Лос-Анджелесе, Вашингтоне — за 0,5 млн., причем в последнем они составляют более 3/4 всего населения.

Массовое переселение в города радикально изменило классовый и профессиональный состав негритянского населения. В 1920 г. в сельском хозяйстве было занято 45,2% работающих негров, а в 1974 г. — всего 2,7%.

87% экономически активного негритянского населения — это рабочий класс, более 2/5 которого составляют рабочие, занятые в промышленности, строительстве, на транспорте, 1/4 — в сфере обслуживания, 1/6 — конторские и торговые работники. Негритянская городская буржуазия составляет 1%, управляющие и администраторы разного рода — 2,5%, заметно выросшая за последний период интеллигенция — около 9% (в 1948 г. — только 2,4%).

Переселение в города способствовало не только изменениям в образе жизни, быту, психологии и поведении афроамериканцев, росту их классового сознания и организованности, но и сдвигам в их этнорасовом самосознании. Однако до сих пор сохраняет силу целый ряд факторов, препятствующих их полной этнической ассимиляции.

Этноцентристские тенденции развиваются главным образом в сфере идеологии, отчасти социальной психологии, под ними кроется прочная основа далеко зашедшей экономической, социальной, культурной интеграции. То и другое проявилось в результатах выборочных статистических обследований, произведенных в США в последние годы. Если прежде этнический состав населения американская статистика учитывала по стране, откуда приехал в США опрашиваемый или его родители, т. е. два первых поколения, то ныне, когда абсолютная и относительная численность двух первых поколений американцев упала, это было признано недостаточным. Теперь опрашиваемым предлагалось определить свое этническое происхождение самим, т. е. результат определялся этническим самосознание ем американцев, к какому бы поколению они ни принадлежали. По данным такого обследования, производившегося в 1972 г., половина жителей США указала происхождение от восьми крупных белых этнических групп — англичан, немцев, иргандцев, итальянцев и др.

Не следует думать, что подвергшиеся обследованию считали себя ирландцами, англичанами или итальянцами. С очень большой долей вероятности можно сказать, что почти все считали себя американцами, но притом того или иного национального происхождения. То обстоятельство, что они не забыли или вспомнили это происхождение и сочли уместным объявить его, хотя многих отделяло от предков-иммигрантов несколько поколений, свидетельствует об известном уровне этнического самосознания. В США, как и в ряде других переселенческих стран (Канада, Австралия и др.), оно имеет двойственный характер. Потомки иммигрантов, сознавая себя прежде всего американцами, одновременно чувствуют свою принадлежность к американским итальянцам, американским немцам и т. д. или соответствующее происхождение.

Переходные же этнические группы и поныне — важный элемент населения США.

В истории индейцев современный период связан с их жизнью в резервациях на положении «подопечных» федерального правительства США. Земли резерваций по мере открытия в них различных естественных богатств всякими способами урезывались и передавались земельным спекулянтам и предпринимателям.

С начала XX в. в демографическое состоянии индейского населения наметился перелом. Прекратилось вымирание начался сначала медленный, но постепенно возраставший (особенно с 30-годов) естественный прирост населения. За десятилетие — с 1960 по 1970 г. — он увеличилось уже на 51% при прирост белого населения за этот период на 1295 а негритянского — на 20%. По переписи 1970 г., в США насчитывалось 792,7 тыс. индейцев, или около 0,5% населения. Около 10 млн. граждан США считали индейцев своими предками.

Эти данные говорят о процессе постепенного приспособления индейцев жизни в условиях капиталистического общества. В резервационные общины проникли капиталистические отношения, идет процесс классового расслоения, хотя и замедленный некоторыми остаткам первобытнообщинных отношений.

Теперь большая часть индейских земель сдана «в аренду» белым фермерам или корпорациям. На территориях резерваций действуют частные и государственные предприятия, выплачивающие индейцам мизерные суммы за присвоение их богатств. Среднегодовой доход индейцев на душу населения в 5 раз ниже среднего по стране. Безработица охватывает 70—90% работоспособного индейского населения.

Отсутствие средств к жизни в резервациях толкает индейцев на поиски заработков в городах. Согласно официальным данным, уже более 60% индейцев живут ныне в городах. В крупнейших городах — Чикаго, Нью-Йорке, Кливленде, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе, Сиэтле и др. — появились индейские общины, насчитывающие до 10 тыс. и более человек.

Борьба за сохранение резервационных земель — центральный вопрос всех программ индейского движения. Индейцы требуют равноправия со всеми гражданами США, но при сохранении оговоренных в индейском законодательстве США своих специальных прав (на бесплатные образование и медицинское обслуживание, на экономическую помощь правительства, освобождение от поземельного налога).

Хотя право гражданства США индейцы получили в 1924 г., на пути к его реализации до сих пор ставятся всевозможные дискриминационные преграды.

Индейцы активно участвуют ныне в массовых кампаниях и выступлениях американского народа. В то же время современное общественно-политическое движение индейцев носит определенные черты национального движения. Индейцы осознают себя как этническую общность, сложившуюся на основе общности судьбы и своих интересов, вытекающих из положения подопечного колониального народа, живущего внутри метрополии. Они борются за признание их как самостоятельной этнической общности.

Проводившаяся правительством США на протяжении почти двухсот лет ассимиляторская политика ускоряла процесс сложения паниндейской этнической общности. Поселение в одной резервации разноплеменных групп, запреты и преследование племенных обычаев и обрядов, индейские школы, в которых детям разрешалось говорить лишь по-английски, — все это способствовало дезинтеграции племен и формированию резервационных общин, за которыми лишь сохранялись племенные названия. Несмотря на сознание общности целей борьбы за улучшение социально-экономического и правового положения, индейское движение социально неоднородно, как неоднородно само индейское население США.

Наиболее активную часть индейского движения составляет образованная молодежь, студенты. Численность их значительно возросла за последнее десятилетие вследствие усилившейся тяги индейцев к образованию. Костяк движения составляет леворадикальная молодежь, примыкавшая к движению «новых левых» сил в США и привносившая их идеологию в индейское движение, но теперь пересматривающая многие из установок этой идеологии. Идет общий процесс радикализации индейского движения. В последнее время индейские активисты начинают обращаться к первоисточникам марксизма-ленинизма. .Имена классиков научного коммунизма становятся известными в глухих резервационных общинах.

По переписи 1970 г., в штате Аляска насчитывалось около 30 тыс. эскимосов, около 5 тыс. алеутов. Судьбы этих групп коренного населения США в общем сходны с судьбами индейцев, поэтому и борьба всех групп коренного населения за экономические и политические права имеет общие цели.

В силу ряда исторических причин негритянское население издавна отличалось повышенной религиозностью: считается, что 9/10 афроамериканцев — верующие и половина их регулярно посещает церковь. Подавляющее большинство негров — протестанты.

Церковная деятельность, принадлежность к церкви имеют в США большое значение, нередко они определяют общественное положение людей; однако в последние десятилетия усилилось религиозное безразличие и безверие.

Практическая деятельность американских церквей и состав их прихожан нередко бывают связаны с этнической дифференциацией населения и еще чаще — с его классовым разделением. Но само разделение на этнические группы, взаимодействие этих групп, их внутреннее расслоение теснейшим образом обусловлены историческим развитием американского буржуазного общества и его строем.

Современные американцы — результат смешения, даже слияния различных этнических (и расовых) элементов, происходившего несколько столетий. Это слияние — результат всей истории американского народа. Оно совершалось на разных уровнях — экономическом, социальном и культурном — и, разумеется, включало в себя значительное физическое смешение. Однако американская нация, насчитывающая более двухсот лет существования, не представляет собою однородной в этническом отношении массы. Она содержит самобытные компоненты, восходящие к тем этническим совокупностям, которые в разное время включались в ее состав. Но сами эти компоненты изменили свой характер в процессе развития американской нации, и теперь их следует считать не обломками или остатками каких-нибудь заокеанских народов, а составными частями этой нации, играющими в ее развитии существенную роль. Отмеченные процессы имеют противоречивый характер. Двойственность этнических тенденций, отмечавшаяся для афроамериканцев, — борьба тенденций к интеграции и обособлению — действительна для всех этнических групп, соотношение и сила этих тенденций зависят от исторической ситуации. Усиление этноцентризма в последние десятилетия наблюдается не только в Соединенных Штатах Америки и не может быть объяснено только американской социальной обстановкой. Но связь его с освобождением колониальных народов вряд ли подлежит сомнению.

По числу жителей США превосходят четыре крупнейших государства Западной Европы — Германию, Англию, Францию и Италию, вместе взятые.

Первые европейские поселения на территории современных Соединенных Штатов Америки были основаны в начале XVII в. Более полутораста лет спустя, в 1790 г., когда молодое государство, только что добившееся независимости, провело первую перепись населения, его численность составляла 3,9 млн. человек, и США резко уступали в этом отношении всем крупным европейским странам. В дальнейшем население США быстро росло; за 200 лет, прошедших со времени провозглашения независимости, оно выросло в 60 раз. В течение XIX и первой половины XX в. темпы роста населения в США были намного выше, чем во всех европейских странах. Однако постепенно определилось снижение этих темпов, которое стало особенно резко выраженным после 1960 г. Если раньше это снижение было относительным, а абсолютный прирост населения увеличивался (так, за 50 лет — с 1800 до 1850 г.— оно выросло на 18 млн., за 1850—1900 гг.— на 53 млн. и за 1900— 1950 гг.— на 75 млн. человек), то в последние годы стал снижаться и абсолютный прирост, который в 1950— 1960 гг. составлял около 3 млн. в год, а в 1970— 1980 гг. — менее 2 млн. человек. В начале нашего столетия средний годовой прирост численности населения США составлял 2,5%, а в 1980 г. — менее 1 %. Поэтому в США много говорят о том, что постепенно может наступить нулевой прирост населения, а со временем оно, возможно, даже станет сокращаться. Следует отметить, что снижение прироста охватило все группы населения — городское и сельское, белых и черных, бизнесменов и рабочих, людей с высшим образованием и малограмотных (которых в США довольно много) — и распространилось на все районы страны.

Темпы роста населения зависят от взаимодействия трех факторов: рождаемости, смертности и чистой миграции (т. е. баланса въезда людей из-за границы и выезда туда). Первые два фактора, вместе взятые, обусловливают естественный прирост населения, а третий — его механический прирост.

Начальный период существования США характеризовался очень высокими рождаемостью и смертностью. В течение всего XIX в. и рождаемость и смертность сокращались. Особенно быстро происходило это сокращение в первой половине XX в. В 1933 г., в разгар сильнейшего в истории США экономического кризиса, рождаемость упала до 18 на 1000 человек (еще в 1900 г. она составляла 32). После второй мировой войны она вновь повысилась до 25—26, что было связано с возвращением домой мужчин, служивших в армии, и относительно высокой хозяйственной конъюнктурой. Однако в 60-х годах тенденция к сокращению рождаемости возобновилась и в 1970 — 1980 гг. она упала до 15 на 1000 жителей — самого низкого уровня за всю историю США. В последующие годы возможно дальнейшее ее снижение.

Успехи медицины, способствовавшие резкому снижению детской смертности и смертности от эпидемических заболеваний, многие века бывших бичом человечества, привели в США, как и в других странах, к уменьшению общей смертности, которая в 40-х годах упала до 9 — 10 на 1000 жителей и затем стабилизировалась на этом уровне. В 50-х годах соотношение рождаемости и смертности обеспечивало сравнительно высокий естественный прирост населения — около 1,5% в год, но в 70-х годах этот прирост упал до 0,5% в год.

Низкий коэффициент рождаемости во многом связан с уменьшением числа детей в семье. Если раньше в США преобладали семьи, имевшие больше трех детей, то теперь резко увеличилась доля семей с двумя или одним ребенком. Со снижением смертности увеличилась ожидаемая средняя продолжительность жизни. В сочетании с уменьшением числа детей это существенно сказалось на возрастной структуре населения. Если в 1940 г. число американцев старше 65 лет составляло 9 млн. (менее 7% всего населения), то в 1970 г. их было уже 20млн.(10% населения). Рост доли пожилых людей ведет к дальнейшему уменьшению рождаемости, сокращению трудоспособного населения. Впрочем в США, где постоянно имеются многие миллионы безработных, эта проблема не вызывает особого беспокойства властей.

Демографическая политика правительства США не отличается последовательностью. Долгое время она была направлена преимущественно на поощрение больших семей, поскольку считалось, что рост населения стимулирует экономическое развитие. Однако хроническая массовая безработица, ухудшение ресурсной ситуации и экологический кризис обусловили усиливающуюся поддержку политики «нулевого прироста» и стабилизации численности населения.

На динамику числа жителей США большое влияние оказывает также приток иммигрантов из-за рубежа, который сыграл очень важную роль в формировании населения страны, особенно до первой мировой.

Высокие темпы иммиграции сохранялись до начала первой мировой войны, ознаменовавшей наступление общего кризиса капитализма, который привел к снижению темпов экономического развития и хронической безработице.

Таким образом, после первой мировой войны иммиграция утратила свое прежнее значение как один из главных факторов роста населения. Так, за 1930 — что к 2000 г. население США достигнет 350, а то и 400 млн. человек. С этим были связаны опасения о грядущей «перенаселенности» страны. Падение рождаемости в 70-х годах привело к пересмотру прогнозов в сторону резкого их снижения. Наиболее вероятной численностью жителей США на 2000 г. считается 280 млн.; возможно, что и эта цифра окажется завышенной. Однако даже и в этом случае население США за 25 лет увеличится на 60— 70 млн. человек, что является весьма значительной величиной и вызовет в условиях капитализма множество проблем, таких, как обеспечение новых граждан работой, жильем, необходимыми ресурсами и т. п.

Таким образом, рост населения США в ближайшие десятилетия будет по-прежнему абсолютно довольно большим, причем отношение самих американцев к такой перспективе весьма противоречиво.

1965 гг. разрешение на въезд получило 5,5 млн. человек, что составляет менее 8% общего прироста населения США за этот период. Но это отнюдь не означает, что приток иммигрантов мало сказывается на росте населения. Более того, в последние два десятилетия их роль вновь возрастает по мере сокращения естественного прироста. В США теперь в среднем прибывает около 400 тыс. иммигрантов в год. Большая часть иммигрантов оседает в крупнейших городах-портах Севера.

Имеющиеся прогнозы говорят, что в ближайшие десятилетия население США несколько увеличится даже при низкой рождаемости. Учитывая большое экономическое и социальное значение изменений численности населения, охарактеризуем кратко здесь эти прогнозы. Поскольку размеры смертности, по-видимому, существенно не изменятся, а приток иммигрантов довольно устойчив и к тому же поддается государственному регулированию, главным фактором неопределенности в таких прогнозах является рождаемость.

Еще в недалеком прошлом США были «молодой» страной. Здесь наряду с высокой рождаемостью и смертностью сказывалось то, что среди иммигрантов преобладали молодежь и люди трудовых возрастов. Пока в страну прибывало много иммигрантов, быстрее других росла возрастная группа 20— 30 лет, а доля лиц пенсионного возраста была небольшой.

Но за последние десятилетия средний американец заметно «постарел». Число пожилых людей старше 60 лет в настоящее время вдвое больше, чем детей до 5 лет.

С уменьшением притока иммигрантов, среди которых, особенно в прошлом, преобладали мужчины, существенно изменился и половой состав населения. Сейчас на 100 женщин приходится лишь 96 мужчин. Связано это и с тем обстоятельством, что женщины живут дольше, чем мужчины (средний возраст женщин в США на 6 лет выше, чем мужчин). Соотношение полов, как и возрастных групп, заметно меняется по районам. На Западе, куда долгое время направлялся основной поток мигрантов внутри страны, заметно преобладают мужчины, а на Севере, особенно в крупных городах,— женщины, труд которых широко используется в различных видах обслуживания и в конторах фирм. Доля лиц старших возрастов заметно выше, чем в среднем по стране, в курортных районах, особенно во Флориде, где есть города и поселки, населенные преимущественно отошедшими от дел бизнесменами и чиновниками. К тому же и некоторые люди победнее всю свою трудовую жизнь экономят, чтобы накопить хоть небольшие сбережения и на старости лет перебраться на юг или на юго-запад, в районы с теплым климатом, где жизнь приятнее и дешевле и вдобавок можно немного подработать на обслуживании курортников.

Все меньше молодежи остается на фермах: дети мелких и средних фермеров, имеющих низкие доходы и постоянно находящихся на грани разорения, при первой возможности перебираются в города. Это сказывается на возрастной структуре таких по преимуществу сельскохозяйственных районов, как, например, Великие равнины.

Средняя плотность населения США — 23 человека на 1 кв. км, а без обширной и очень редко населенной Аляски, лежащей в отдалении, — 30 человек. Это значительно ниже, чем во всех странах Западной Европы, где плотность населения местами превышает 300 человек на 1 кв. км. Среди 20 наиболее населенных стран мира США стоят по плотности населения на 18-м месте, превосходя в этом отношении лишь Бразилию. Если вдобавок учесть, что практически вся территория собственно США расположена в благоприятных климатических условиях и доля непригодных для использования земель здесь значительно меньше, чем в названных выше странах или в соседней Канаде, то окажется, что по количеству пригодных для обработки земель на одного жителя США находятся в весьма выгодном положении. Даже если бы современная плотность населения увеличилась вдвое, США, по-видимому, занимали бы в этом отношении едва ли не первое место среди всех стран.

Географическая картина распределения плотности населения во многом связана с историей освоения территории США, а также с наличием благоприятных условий для жизни и хозяйствования. Наиболее высока плотность в районах первоначальной колонизации на северо-востоке страны (на Атлантическом побережье и в Приозерном районе), где она в среднем близка к 100 человекам на 1 кв. км, а в наиболее населенных штатах (Род-Айленде, Нью-Джерси, Массачусетсе, Коннектикуте) достигает 250 — 350 человек, т. е. примерно такая же, как в Нидерландах.

В целом на основной территории США плотность населения убывает по мере удаления от Атлантического побережья, достигает минимума в Горных штатах (в среднем 4 человека на 1 кв. км, а в штате Вайоминг— 1,3 человека) и вновь повышается на побережье Тихого океана (в среднем 35 человек на 1 кв. км, в том числе в Калифорнии — 50 человек, а в ее эффективно освоенной части— свыше 100 человек на 1 кв. км).

Для США характерна весьма высокая подвижность населения. Ежегодно каждый пятый американец меняет свое местожительство: при этом почти треть мигрантов переезжает в другой штат или район. Встречные потоки переселенцев движутся во всех направлениях. Однако в течение длительного времени наблюдалась тенденция к перемещению на Запад, особенно в Калифорнию, население которой с 1920 по 1975 г. увеличилось с 3,4 до 21,2 млн. человек, а ее доля в населении США возросла с 3,2 до 10%. По численности населения штат Калифорния в 1963 г. обогнал штат Нью-Йорк и вышел на первое место в стране; в 1975 г. в нем было на 3 млн. жителей больше, чем в штате Нью-Йорк. При этом большая часть калифорнийцев сосредоточена в узких прибрежных долинах Южной и Центральной Калифорнии.

Параллельно с переселением на Запад происходило перемещение населения из южных штатов на Север, связанное главным образом с миграцией негров из сельских округов Юга в большие города Севера. Поэтому в течение ряда десятилетий для большинства штатов Юга был характерен отрицательный баланс миграций. Исключение составляла Флорида с ее благоприятным климатом, способствовавшим развитию курортного дела и ракетно-космического производства, а также переселению туда значительного числа пенсионеров. За 1920— 1975 гг. ее население возросло в 8 раз, и она перешла с 32-го на 8-е место среди всех штатов по численности населения.

Притоку населения во Флориду благоприятствовало и распространение установок для кондиционирования воздуха, которые позволяют легче переносить летнюю жару. Искусственное орошение вместе с кондиционерами имеет большое значение для освоения знойных и засушливых полупустынных территорий юго-запада США, которые до недавнего времени оставались почти незаселенными. В последние десятилетия штаты Аризона и Невада вышли на первые места по темпам роста населения, причем в Аризоне за 1940—1975 гг. оно выросло почти в 5 раз.

Чтобы получить более точную и детальную картину размещения населения США, необходимо принять во внимание также масштабы и характер урбанизации и размещение городского населения. Городские агломерации, разбросанные по всей территории страны, создают своего рода островки высокой плотности населения, резко выделяющиеся на фоне

В 70-х годах при очень сильном общем снижении темпов роста населения заметно изменились и тенденции его внутренних миграций. Поток переселенцев в Калифорнию резко сократился; рост ее населения связан теперь главным образом с его естественным приростом, а темпы роста лишь немногим выше сред гораздо реже заселенных сельских просторов. Города вместе с их пригородными зонами занимают лишь около 6% территории США, но в них сконцентрировано более 80% американцев. В то же время на 80% территории страны проживает менее 20% ее жителей.

Из страны, бывшей в начале XX в. по преимуществу сельской, США быстро превратились в страну городскую, так что теперь показатели средней плотности населения по штатам слабо отражают картину реального размещения населения.


2015 www.global-echo.ru
Рейтинг@Mail.ru