Северная Америка

Гренландия

       Содержание:

Культура Гренландии

Традиционная культура гренландских эскимосов роднит их с эскимосами США и Канады. Как и эскимосы Аляски, коренные жители Гренландии выходили на охоту в море на кожаных лодках-каяках, похожих на современные байдарки. Жили они в полуземлянках, которые отапливались и освещались плошками с тюленьим жиром.

Свою одежду гренландские эскимосы веками приспосабливали к условиям холодного климата. Из меха тюленя, оленя или белого медведя они шили кухлянку с капюшоном и штаны, на ноги надевались чулки мехом внутрь и меховые же сапоги. Женская одежда по покрою мало отличалась от мужской, но у женщин обязательной принадлежностью был заплечный меховой мешок, в котором носили грудных детей. Праздничная одежда украшалась орнаментом из разноцветных полосок кожи и шерсти.

Долгими зимними вечерами, сидя в полутемных жилищах, люди рассказывали предания о происхождении своего народа, мифы о возникновении солнца, луны, гор и ледников, легенды о встречах с карликами и великанами, сказки о животных и их приключениях. Нередко устраивались праздники, разнообразившие монотонную жизнь во время длинной полярной ночи. Часты были песенные состязания, на которых выступавшие под бой бубна обличали и высмеивали всех, кто нарушал обычаи предков.

Распад полунатурального хозяйства, существовавшего в Гренландии еще в прошлом веке, и развитие капиталистического производства не могли не сказаться на культуре коренного населения. Как уже отмечалось, в течение нескольких десятилетий шел процесс ликвидации мелких населенных пунктов и сосредоточения населения в более крупных поселках, главным образом вблизи центров промышленного рыболовства.

С середины XX в. в Гренландии ежегодно строилось в среднем 250 домов (на каждую семью дом). С 60-х годов стали строиться и многоквартирные дома с центральным отоплением, горячей и холодной водой, канализацией и другими удобствами. В последние годы все чаще сооружаются типовые многоэтажные дома. Теперь уже не встретишь полуземлянку, бывшую основным жилищем гренландцев еще полвека назад. Ушли в прошлое и плошки с тюленьим жиром. 70 % населения острова пользуется в быту электричеством, а остальные — газовыми или бензиновыми горелками.

Вместе со старым типом жилища уходит в прошлое и традиционная одежда. Традиционный эскимосский костюм гренландцы западного побережья надевают только во время праздников или представлений. В обычные дни, как правило, носят одежду фабричного производства, правда, некоторые ее элементы по покрою копируют традиционный эскимосский костюм. Так, мужчины носят матерчатые куртки с капюшонами, напоминающие кухлянки, брюки, заправленные в сапоги из тюленьей кожи. Большинство женщин, особенно в городах, носит европейское платье.

В большей мере сохранилась традиционная одежда на севере и востоке острова. Здесь нередко одежда шьется из меха медведя, тюленя, песца. И в питании гренландцев основное место заняли европейские продукты. Пожалуй, только у полярных эскимосов северо-западной Гренландии до сих пор в пищевом рационе преобладает мясо морских животных. В целом традиционная материальная культура гренландских эскимосов настолько ушла в прошлое, что это дало повод одному из видных североведов, Р. Жессену, заявить: «В Гренландии больше нет эскимосов». Но как бы ни называть современных жителей острова — эскимосами или гренландцами, бесспорно одно, что они живут дольше, чем их предки 50—100 лет назад. Средняя продолжительность жизни возросла на 20 лет и достигла 60 лет. Этому способствовал ряд причин: улучшение быта, службы здравоохранения, а также развитие системы социального обеспечения, предусматривающего ныне не только пособия на детей, пенсии старикам, сиротам, но и единовременные пособия при переезде из селения в город, помощь при получении жилья, при устройстве на работу и т. п. В недалеком прошлом туберкулез буквально косил гренландцев, теперь же эта болезнь отступила. Однако на острове широко распространились прежде неизвестные болезни, в том числе венерические, а также алкоголизм; для его ограничения в последнее время предусматривается ввести сухой закон.

Перемены, происшедшие на острове в последнюю четверть века, коснулись не только материальной, но и духовной культуры гренландцев. Как ликвидация замкнутого полунатурального хозяйства, так и широкий размах школьного и специального обучения (все дети школьного возраста охвачены обучением, которое ведется, в основном, на датском языке) способствовали расширению кругозора гренландцев, их ознакомлению с жизнью других стран и народов, с основами современных наук.

В Гренландии пока сохраняется фольклорная традиция, но одновременно развивается письменная литература на эскимосском языке, включающая все основные жанры: прозу, поэзию, драматургию. В гренландской прозаической художественной литературе отразилось стремление эскимосов к лучшим условиям жизни, к просвещению и прогрессу. Художественная литература в Гренландии зародилась в начале XX в., когда появился первый гренландский роман М. Сторка «Мечта». Герой этого произведения в прошлом был сильным и независимым охотником, но жизнь изменилась, его знания и навыки перестали цениться, и он впадает в отчаяние. Автор резко критикует датскую администрацию за создание фальшивой демократии — местных советов, которые не принимают предложений, выдвигаемых простыми людьми. Духовенство обвиняется в безразличии к нуждам народа, к делам просвещения, которое тогда находилось в его ведении. Через всю книгу проходит тема неудовлетворенности существующим положением и недоверия к датчанам. Осуждаются в книге и некоторые патриархальные отрицательные черты, присущие самим гренландцам. По своей художественной убедительности роман превосходит произведения многих позднейших романистов, для которых была характерна идеализация условий жизни гренландцев. Из наиболее известных писателей последних десятилетий можно назвать Калерака (К. Хейлманна), автора романа «Само, охотники Северной Гренландии», А. Линге, автора философского романа «Трехсотый год», где на фоне детективного сюжета анализируется противоречие между отношением к бедности в христианском вероучении и современным стремлением к накоплению частной собственности. Произведения более камерного характера, посвященные в основном семейным историям и использующие мотивы эскимосского фольклора, создали П. Петерсен («Дочь управляющего»), Ф. Нильсен («Томас»), О. Розинг («Тасералик»),

Драматургия получила развитие в середине XX в. главным образом в форме коротких радиопьес. В последние годы появились любительские театры и приобрели популярность представления-ревю, воплощающие в современной форме песенные поединки прошлого. Наиболее известными гренландскими поэтами являются автор стихов о природе Ф. Нильсен (он же и прозаик), X. Клейст, создатель стихов патриотического характера, и X. Петерсен, писавший песни с религиозным оттенком.

В 1977 и в начале 1978 г. на эскимосском языке было опубликовано 25 книг, из них 13— художественные, остальные общественно-политические, научные и научно-популярные.

На эскимосском языке в Гренландии также печатаются периодические издания и ведутся радиопередачи. Первая газета на эскимосском языке выходит с 1864 г. В 1952 г. она слилась с газетой, печатавшейся на датском.

Современное радиовещание существует в Гренландии с 1958 г. Оно ведется на эскимосском и датском языках.

Потребность в обозначении многих новых для гренландцев понятий привела к насыщению эскимосского языка Гренландии иностранными, особенно датскими, словами. Наряду с эскимосским в стране широко распространен датский язык. Преподавание в школах ведется как на эскимосском, так и на датском языке.

Несмотря на большие изменения за последнюю четверть века в жизни гренландцев, перед ними по-прежнему стоят серьезные экономические и социальные проблемы. С 1950 по 1970 г. Дания израсходовала на развитие Гренландии более 2 млрд. крон. В последние годы также вкладывались сотни миллионов крон в год. Кроме того, ввиду большого военно-стратегического значения Гренландии для НАТО ей в последнее время оказывается экономическая помощь по линии регионального фонда развития мирового рынка. Тем не менее экономика острова остается неустойчивой.

Сохраняется засилье датского капитала. В его руках находится большинство крупных фирм. Датчане составляют подавляющую часть старших чиновников администрации, учителей, технического персонала в промышленности, квалифицированной рабочей силы и т. д. и образуют в целом руководящую элиту гренландского общества. Гренландцы по преимуществу являются неквалифицированными рабочими. Велика сезонная безработица, несмотря на то что рабочей силы не хватает (55% населения Гренландии — дети и старики). Реальный доход гренландцев на душу населения хотя и повысился с середины 50-х годов более чем вдвое, составляет (даже с учетом натуральных поступлений от рыболовства и охоты) только 40% дохода на душу населения в Дании. Сохраняется разная шкала зарплаты для гренландцев и датчан за одинаковую работу.

Гренландцы не только имеют более низкий уровень жизни, чем датчане, у них фактически меньше и политических прав. Все важные решения, касающиеся будущего Гренландии, принимаются в Дании. Гренландцы же лишены возможности принимать решения, составлять планы, определять направление развития своей страны. В 1963 г. создан Совет по планированию Гренландии. Программы ее развития утверждаются в Копенгагене. В настоящее время существуют программы до 1990 г.

Как говорят некоторые политические деятели Гренландии, интеграция Дании и Гренландии, предусматривавшаяся законом 1953 г. об их объединении, не состоялась. Дания и Гренландия в своем развитии идут различными путями, причем Дания движется со скоростью автомобиля, а Гренландия — со скоростью собачьей упряжки. Вопрос о пути достижения подлинного равноправия и национального развития — краеугольный камень современного общественного движения в стране. Именно вокруг него развернулась полемика между гренландскими консерваторами (в основном представителями старшего поколения), выступающими за распространение на Гренландию законов Дании, за данификацию жизни гренландцев, и радикалами, считающими необходимым сохранение традиционных гренландских ценностей. Симпатии гренландцев к датской модели развития уменьшились в последние годы, когда стало ясно, что, несмотря на формальное равноправие, датчане, не составляющие и 15% населения острова, получают всевозрастающую долю (более половины) доходов гренландской провинции. Недовольство гренландцев обостряется тем, что Дания предоставляет иностранным компаниям нефтяные концессии и целиком распоряжается природными богатствами острова, не учитывая в должной мере интересов его постоянных жителей. В результате в 70-х годах резко возросла политическая активность гренландцев, требующих теперь не формального, а фактического равенства с датчанами. Вместо слабых и не имевших отчетливой идеологической платформы партий Инуит и Сукак возникли влиятельные движения Сиумут («Вперед») и Атассут («Взаимная связь»). Первое из них в 1976 г. было преобразовано в партию и стало выпускать одноименную газету на эскимосском и датском языках. Эти новые политические движения выступают в поддержку резолюции ландсрода о праве Гренландии самой распоряжаться своими природными ресурсами, за сохранение культурных ценностей гренландцев, за равенство с датчанами. В 1977 г. на выборах в датский парламент были избраны руководители двух названных движений, а сторонники старых консервативных сил потерпели поражение. Рост политической активности гренландцев уже принес свои первые плоды. В 1976 г. приостановлено осуществление горнорудного проекта в Марморилике, не учитывающего права коренного населения, был создан датско-гренландский комитет по расширению самоуправления Гренландии, введение которого состоялось 1 мая 1979 г. Лидер партии Сиумут, победившей на выборах в парламент, стал главой первого правительства Гренландии. Партия Сиумут выступает за дальнейшее расширение самоуправления, но, как и другие политические силы, считает преждевременным ставить вопрос о независимости острова, что, несомненно, связано с большой экономической зависимостью Гренландии от Дании.


2015 www.global-echo.ru
Рейтинг@Mail.ru