Южная Америка

Венесуэла

       Содержание:

Культура Венесуэлы

Испанские завоеватели принесли в Новый Свет свой язык, обычаи, религию, архитектуру. Влияние испанской культуры в Венесуэле сказывается во всем — от названий и облика городов до музыки и зрелищ. Однако венесуэльская культура представляет собой результат многих влияний. И наиболее значительными из них, помимо испанского, были индейское и африканское. Многие топонимы в стране аравакского (Парагуана, Кумаребо), Карибского (Кумана, Пириту) и другого индейского происхождения, а такие, как Ганга, Биронго, Тариа, африканского происхождения. Об этом же говорят и названия штатов: Баринас, Сулиа, Тачира — названия индейские, Ансоатеги, Мёрида, Миранда — испанские, а Монагас связано с африканским влиянием.

Испанские переселенцы переняли у местных индейцев их сельскохозяйственные навыки, приемы добывания и приготовления пищи, заимствовали многие элементы их быта и жилья, способы врачевания и даже некоторые суеверия и т. д. Позднее метисы уже не знали, откуда идут те или иные способы рыбной ловли или охоты, трудовые навыки и обычаи, которые они передавали своим детям. До сих пор, например, крестьяне в некоторых районах Венесуэлы используют индейские способы ловли рыбы, охоты на игуану или броненосца, приготовления некоторых блюд, а также «американского хлеба» — кассабе. Гамак стал для венесуэльца ложем и качалкой. В качестве транспортного средства крестьянин нередко использует каноэ и пирогу, а льянеро ловит скот с помощью лассо.

Индейские языки оказали заметное влияние на лексику, фонетику и синтаксис испанского языка Венесуэлы. В нем насчитывается до трех тысяч индейских слов. Некоторые из них широко используются в произведениях венесуэльских прозаиков и поэтов. До сих пор весьма ощутимо индейское влияние в венесуэльском народном искусстве и устном народном творчестве. Образ индейца фигурирует во многих народных драмах и пантомимах. Популярный народный танец «мааре-маре» восходит к старинному индейскому ритуальному танцу в честь древних божеств Ягуара и Луны. Индейское происхождение имеет и другой популярный танец — «туре». Многие индейские сказки (бытовые и о животных), легенды и сказы перешли в современный венесуэльский фольклор.

Африканцы-рабы принесли в Венесуэлу многие черты культуры своей родины, что сказалось и в языке, и в особенностях кухни и быта, и в фольклоре. Черные рабы выполняли почти все виды работ, и это способствовало живучести трудовых навыков и приемов, пришедших из Африки. Одни блюда венесуэльских крестьян ведут свое происхождение непосредственно из Африки, а в другие местные блюда африканцы только внесли некоторые изменения. Так, к широко распространенной здесь кукурузной каше (масаморре) метисы по примеру африканцев стали добавлять кокосовое молоко. Африканцы же ввели в употребление камбур — обертку из бананового листа, а также использование бананов для приготовления лакомств.

На африканских сказках о Дядюшке Кролике и Дядюшке Ягуаре воспитывалось не одно поколение венесуэльцев. Некоторые католические праздники в сельских районах носят явный отпечаток африканского влияния. Например, торжества в день святого Иоанна по существу празднество солнцестояния, издавна слившееся здесь с католическим культом. Играют в этот день обычно на африканских инструментах. Популярные в Венесуэле праздники дьявола и чертенят ведут свое происхождение из Конго.

Наконец, у африканцев и индейцев имелись и сходные черты культуры и быта, такие, как использование пальмовых листьев при постройке жилья, как пилон — ступа для зерна, барабан, или марака, некоторые обычаи. Все эти сходные черты разных культур слились на венесуэльской земле и сохранились до наших дней.

Кроме того, за последние полтора века венесуэльская культура впитала некоторые новые элементы, пришедшие как из иных — помимо Испании — европейских стран, так и из США. В частности, в последние десятилетия XIX в. многие венесуэльцы, главным образом в городах, стремились говорить по-французски, готовили французские кушанья, следовали французской моде. Во второй половине XX в. сюда хлынул поток североамериканских газет и журналов, бестселлеров, кинофильмов, пластинок и т. д. Широкая иммиграция в страну в 40—50-х годах итальянцев и португальцев, несомненно, также оказала свое влияние на развитие венесуэльской культуры.

Сельское население живет в основном в деревнях. Почти в каждой деревне имеется площадь, в центре которой обычно высится дерево-великан — сейба. Дома крестьян, как правило, глинобитные постройки, крытые черепицей или пальмовыми листьями. Пол — земляной или цементированный — покрыт циновками. У индейцев гуараунов, живущих в болотистой дельте Ориноко, и индейцев на берегах оз. Маракайбо хижины построенные на сваях.

Обстановка сельского жилища обычно весьма скромна: стол, стулья, кухонная утварь. Кровати здесь редкость, так как прохладнее спать на воздухе в «амака» — гамаке из плотной ткани. В Венесуэле т пользуется почти все сельское население. Во дворе из камней, обмазанных глиной, устроен небольшой очаг для приготовления пищи. Дом обычно огорожен живой изгородью из кактусов, кустов желто? акации и других растений. Часто рядом находится огородик с грядками батата перца, бобов и, конечно, маниоки. В сельских жилищах и небольших лавках венесуэльских городов всегда можно увидеть стопки больших серовато-белых хрупких лепешек, приготовленных из маниоки. Это и есть касабе. Индейцы гаухиро предпочитают маниоку в вареном и жареном виде.

Но большинство традиционных блюд приготавливается из кукурузы. Это кукурузные лепешки — арена, альякита — мука из жареной кукурузы и альяка — типично национальное и почти ритуальное блюдо, так как едят его только на рождество и Новый год. Любят в деревнях также санкоче — похлебку из говядины и овощей, чичу — крепкий напиток из кукурузы. Важное место в рационе крестьянской семьи занимают бобы, ямс, картофель, батат, а также бананы, папайя и другие тропические плоды, применение которых весьма многообразно. Популярны также картильо — прохладительный напиток из риса или кукурузы, сваренных с сахаром, и гуарапо — сок сахарного тростника. Во многих районах крестьяне дополняют свой рацион рыбой и мясом диких животных. Они охотятся на броненосцев, зайцев, голубей и уток, игуан и черепах.

Венесуэльский крестьянин обычно одет в белую хлопчатобумажную рубаху и такие же штаны. Поверх рубахи в прохладное время надевается короткая накидка. На голове обязательно защищающее от палящего солнца сомбреро, сплетенное из соломы или травы «путе». На цогах альпаргатас — плетеная обувь, похожая на лапти. Женщины носят широкие длинные платья, а поверх сомбреро иногда набрасывают платок. В последнее десятилетие, однако, сельские жители все чаще стали носить рубашки, брюки и пиджаки европейского покроя, которые давно уже распространены в городе. При этом в районах, где проживают африканцы, преобладает одежда очень ярких цветов, особенно выделяется красный.

Одно из любимых зрелищ венесуэльцев — бой быков. Раньше повсюду устраивались петушиные бои, но в последние десятилетия огромную популярность в стране приобрел бейсбол, и его можно назвать главным видом спорта. Очень популярны футбол и бега на ипподромах.

Венесуэльцы любят музыку и танцы. В городах и деревнях можно увидеть и услышать гуаранас — венесуэльские песни и танцы, исполняемые в быстром темпе под аккомпанемент куатро — четырехструнной гитары, а иногда и аккордеона. Среди многих праздников выделяется карнавал, длящийся обычно десять дней, заполненных весельем и танцами. Улицы и площади в эти дни наводняют толпы людей в народных костюмах, масках зверей, с украшениями из перьев, лент и блестящей мишуры.

В деревнях метисы и особенно индейцы занимаются ремеслом — плетут из травяных волокон и пальмовых листьев циновки, пояса, гамаки, вырабатывают на самодельных ткацких станках разноцветные ткани с изображениями домашних и диких животных, птиц и растений. Для хранения воды и пищи выделывают из глины сосуды различной формы. Украшают тонкой резьбой посуду из выдолбленных плодов бутылочного дерева. На городских рынках можно встретить искусно изготовленные ремесленные изделия: причудливо разрисованные трубки, резные трости, керамику с красивым орнаментом. На вырученные деньги крестьяне покупают различные предметы обихода, сельскохозяйственный инвентарь, одежду фабричного производства и другие промышленные товары.

«Цивилизованные» индейцы, как правило, живут общиной и двуязычны: в быту, общаясь между собой, говорят на своем языке, а при сношениях с «внешним миром» — на испанском. Основное занятие их — земледелие. Подготовкой почвы и севом занимаются мужчины, уборкой урожая — женщины, но устаревшие методы обработки земли — причина низкой урожайности. Индейцы занимаются также ремеслом, охотой, ловлей рыбы, собиранием дикорастущих плодов, разводят свиней и домашнюю птицу.

Община помогает индейцам сохранить не только свои земли, но и некоторые этнические черты. Однако, хотя земля и считается общинной собственностью, обрабатывается она группами из нескольких семей, да и эта система постепенно уступает место фактическому разделу общинной земли на участки индивидуального пользования.

Индейцы гуахиро, оттесненные на пустынный полуостров Гуахира, для обеспечения себя водой вынуждены рыть колодцы до 10 м глубиной. Земледелие из-за постоянных засух развито у них слабо и ограничивается небольшими участками под кукурузой и маниокой. Главными занятиями гуахиро стали скотоводство, ловля черепах, ремесла. Кожи и другие товары они продают в Маракайбо, а также на острова Аруба и Кюрасао. Эксплуатируя соплеменников, некоторые общинники — торговцы и касики — нажили значительное богатство.

«Неассимилированные», или «лесные», индейцы живут главным образом в пограничных с Колумбией горных лесах штата Сулия и на Гвианском плоскогорье. Основное занятие мотилонов, живущих в лесах хребта Сьерра-де-Периха, — подсечно-огневое земледелие. Но в отличие от большинства других племен мотилоны почти не знакомы с кукурузой. Они выращивают маниоку, батат, бананы. Важнейшим продуктом питания является рыба.

В лесах и саванне Гвианского плоскогорья, по берегам рек можно встретить разбросанные на далеком расстоянии друг от друга поселения индейцев карибской языковой семьи — племен макиритаре, каринья, яварана, пемоне, панаре. Индейцы этих племен отличаются крупным ростом и более светлой кожей. Племена макиритаре находятся на стадии разложения первобытнообщинного строя. Среди них все шире распространяются европейского типа одежда и современные орудия труда. Индейцы пиароа, ведущие полукочевой образ жизни, а также индейцы аравакской языковой семьи — гуаибокуибо, куррипако, гуарекена и другие — меньше ростом и почти не носят одежды. Для охоты они пользуются не только луками, но и стрелометательными трубками длиной до 3 м, а также маленькими стрелками, смазанными ядом кураре. Одни из древнейших аборигенов этого района — индейцы яноама, или вайка, — делятся на ряд племен и ведут полукочевой образ жизни. Большинство их занимается подсечно-огневым земледелием, охотой, рыболовством. Особенностью их поселений являются большие дома — «малоки», или «шабоно». Численность живущих в них родственников часто превышает 100 человек.

Но хотя индейцы венесуэльской Гуаяны в целом еще и сохраняют традиционный образ жизни, современная цивилизация и культура все шире проникают и в этот район страны. Часть индейцев ассимилируется пришлым населением и постепенно утрачивает некоторые элементы самобытной культуры. Среди них распространяются современные навыки строительства жилищ, новые орудия труда, европейская одежда, утварь и т. д.

В Венесуэле давно существует закон о бесплатном и обязательном начальном образовании, но до сих пор значительная часть населения старше 15 лет неграмотна. Сотни тысяч детей остаются вне школы. Высшее образование трудящимся почти недоступно. Государственные расходы на образование составляют менее 5% национального дохода.

Из имеющихся в стране шести университетов старейшие — Центральный в Каракасе (основан в 1725 г.) и Андский в Мериде (1785 г.). Есть также Католический университет, педагогические и другие институты. Еще в XIX в. были основаны Национальная библиотека, Венесуэльская академия языка, Национальная академия истории, в первой половине XX в. — Национальная медицинская академия, Академия физических, математических и естественных наук, Ассоциация содействия развитию науки, в 1960 г. —Институт экономических и социальных исследований и т. д. Имеется ряд научных обществ и музеев.

Большое влияние на формирование венесуэльской литературы оказали идеи французских просветителей XVIII в. и публицистика вождей войны за независимость Ф. Миранды и С. Боливара. В первые десятилетия республики в литературе преобладал просветительский классицизм, виднейшими представителями которого были общественный деятель и поэт А. Бельо, прозаик Ф. Торо, поэт Р. М. Баральт. В 40—80-х годах в ней господствовал романтизм, а в конце XIX в. появилось  реалистическое  направление (Р. Бланко Фомбона, X. Покатерра и др.). В начале XX в. расцветает модернизм, который в 20—30 годах сменяется футуризмом и другими модными течениями.

Памятников древней индейской культуры в Венесуэле сохранилось сравнительно немного: наскальные рисунки, каменные блоки с изображениями ягуаров, крокодилов, змей, символов Солнца и Луны, керамика с гравировкой и росписью. Испанцы принесли свое градостроительное искусство. Города в колониальную эпоху разбивались по принципу шахматной доски, жилые дома строили из камня и кирпича, с черепичной крышей, внутренним двориком — патио, деревянными балконами и металлическими узорными решетками на окнах. Живопись ограничивалась церковными росписями. В XIX в. строятся общественные здания и многоквартирные дома в неоклассическом и неоготическом стилях; появляется местная школа портретной, а позже исторической живописи и скульптуры. В XX в. возникает, а затем начинает преобладать реалистическая живопись (Т. Салас, Ф. Брандт, Г. Брачо и др.), графика (А. Гонсалес) и скульптура (Ф. Нарваэс). В архитектуре уже в 40—50-х годах сначала в связи с перестройкой центра, а затем застройкой новых кварталов Каракаса, но особенно в 60— 70-х годах, в период бурного развития экономики, роста старых и строительства новых городов и промышленных комплексов, выдвинулась группа талантливых архитекторов: К. Р. Вильянуэва, Г. Бермудес, X. М. Галиа, С. Домингес и др. В процессе напряженных поисков своего, национального стиля, синтеза новаторского и традиционного ими в эти десятилетия были созданы уникальные сооружения и целые ансамбли зданий, отличающиеся оригинальностью архитектурных решений, новизной форм с использованием монолитных и сборных бетонных конструкций и полихромии.

Это Сентро-Боливар (Центр Симона Боливара) с многоярусной Пласа-эль-Си-ленсио (площадь Молчания), а также спроектированный Вильянуэвой один из крупнейших и красивейших на континенте университетский городок. Расположенный в центре столицы, он отделен от ее шума и суеты Ботаническим садом. Здания факультетов и общежитий, два стадиона и бассейны отличаются разнообразием объемов, красотой форм и утопают в зелени. Смелое конструктивное решение, чередование прозрачных и решетчатых стен, тонкая деталировка фасадов, цветные панели, мозаика и скульптура делают университетский комплекс в Каракасе заметным явлением в мировой архитектуре.

Нельзя не отметить и «Эликоид» архитекторов X. Ромеро и Д. Борноста. Рока-Тарпейя — большой холм со скалой к западу от университетского городка — был превращен в сложное сооружение, напоминающее издали опоясанную спиралью автомобильной дороги пирамиду. Это торговый и культурный центр с магазинами, кафе и ресторанами, выставками, кинотеатром, площадками для игр, отелем и телевизионной станцией.

Гористый рельеф и дороговизна земли в Каракасе заставляют возводить административные, деловые и жилые здания в 20—30 и даже 40 этажей, за что Каракас теперь нередко называют южноамериканским Нью-Йорком. И когда с круглой башни отеля «Гумбольдт» на вершине горы Авила видишь внизу огромный город, застроенный сотнями белых, голубых, розовых высотных зданий, трудно поверить, что еще в 1952 г. в нем почти не было домов выше четырех этажей.

Венесуэльские архитекторы сумели придать национальный характер абсолютно современной по образному языку архитектуре, сделав ее важной и неотъемлемой частью своей национальной культуры.

В отличие от столицы Маракайбо, Валенсия, Баркисимето и другие старые города, как правило, сохраняют испанскую прямоугольную планировку, но и в них, не говоря уж о новых промышленных городах, также появились десятки современных деловых и общественных многоэтажных зданий.

Первый театр в Венесуэле был открыт лишь в 1853 г. в Маракайбо. В XX в. театральная жизнь активизировалась в связи с появлением сайнете — жанра музыкальной комедии. В начале 40-х годов возникло Общество друзей театра, в 50-х годах открылось несколько школ сценического искусства и начали проводиться фестивали театра. Постоянные театры имеются в нескольких городах. Кинофильмы в стране демонстрируются в основном зарубежные. Полнометражных художественных фильмов выпускается немного, остальные — документальные либо рекламные.

За последнее десятилетие в связи с улучшением медико-санитарного обслуживания смертность от инфекционных заболеваний в Венесуэле значительно сократилась. Однако и сейчас еще сотни тысяч людей больны туберкулезом, малярией, трахомой, страдают от желудочно-кишечных, кожных и других заболеваний. Поскольку рацион значительной части жителей состоит в основном из углеводов, а мясо и жиры в нем обычно отсутствуют, широко распространены авитаминозы. По числу врачей на душу населения Венесуэла стоит на одном из первых мест в Латинской Америке, однако 2/3 всех врачей живут в четырех крупных городах.


2015 www.global-echo.ru
Рейтинг@Mail.ru